Новости

ТОРА – Источник ЖИЗНИ

ТОРА – Источник ЖИЗНИ

Представляем Вашему вниманию новую лекцию Натальи Хейфец, из которой Вы узнаете:
– Что такое Письменная и Устная Тора;
– Почему Тора была дарована еврейскому народу именно после выхода из египетского рабства;
– Почему Тора называется Книгой Жизни;
-О непрерывности еврейской Традиции и много,много других интересных аспектов.
Лекция состоится 23 января, в среду,18.00,в Еврейской Общине Литвы в конференц-зале(2этаж) по адресу:ул. Пилимо,4.
Вход свободный, лекция на русском языке.

Iliustracija: Chana Helen Rosenberg

Время начала и окончания Шаббата

Время начала и окончания Шаббата

Время начала и окончания шаббата
 
בס”ד 

Время зажигания шаббатних свечей: 

*ВИЛЬНЮС*

Пятница, 18 январь 16:11

Шаббат заканчивается:

*ВИЛЬНЮС*

Суббота, 19 январь, в 17:32

__________________________________________________

Расписание молитв в Синагоге  

Пятница, 18 январь: Минха:   16:00

Суббота 19 январь: Шахарит: 09:30

“Хава Нагила” Далиды…

“Хава Нагила” Далиды…

17 января 1933 года в Каире родилась одна из величайших певиц ХХ века – Далида (Иоланда Кристина Джильотти). Согласно исследованиям одного из научных французских изданий, Далида занимает второе место среди личностей, повлиявших на мысли и жизнь общества Франции.

По национальности Далида была итальянкой, родилась и выросла в Египте, большую часть жизни прожила во Франции. Свой актерский псевдоним “Далила” она выбрала в честь библейской обольстительницы. Потом, уже в Париже, Иоланда поменяет одну букву в псевдониме на “Далида”.

Прекрасная дива играла в кино, исполняла песни на разных языках. Среди них: французский, английский, итальянский, испанский, арабский и многие другие. Были в репертуаре Далиды и песни на иврите:

Из-за этого в 1965 г. ее концерт в Марокко окончился крупным скандалом. Далиду не поставили в известность, что в этой стране запрещено исполнять песни на иврите. Когда звезда запела «Хаву Нагилу», в зале начались беспорядки.

30-летняя карьера Далиды была наполнена славой, увековечена в пьесах, фильмах и в 50-ти биографиях. Но за успехом была личная драма. 2 мая 1987 года, выпив смертельную дозу снотворного, Далида покинула этот мир, не сумев преодолеть душевные трудности… Но ее творчество по-прежнему радует поклонников по всему миру.

 

 

 

 

Известные литваки: нобелевский лауреат Аарон Клуг

Известные литваки: нобелевский лауреат Аарон Клуг

Известный британский и южноафриканский ученый, биохимик, физик, лауреат Нобелевской премии по химии 1982 г. Аарон Клуг родился в Литве, Жялве в семье торговца скотом Лазаря Клуга и Беллы Силин.

Когда ему было два года, в 1929 г., Клуги переехали в Дурбан (Южная Африка), куда семья его матери эмигрировала в начале века. С 1937 по 1941 Клуг учился в дурбанской школе.

После того, как мальчик прочитал книгу Поля де Крайфа «Охотники за микробами», у него родился интерес к науке. Поступив в 1942 в Витватерсрандский университет в Йоханнесбурге, Клуг стал посещать подготовительный курс по медицине, а также занятия по биохимии, физике и математике.

14 октября 2015 г. в Жялве в честь знаменитого ученого-литвака была открыта скульптурная композиция.

А. Клуг скончался 20 ноября 2018 г в Кембридже (Великобритания). Ему было 92 года.

 

История вещей…

История вещей…

Такие будильники в межвоенное время в Шяуляй предлагали приобрести в своем магазине братья Нурок. Изготавливали эти часы в мастерской Шапиро. Один из таких будильников можно увидеть в Еврейской общине Шяуляйского уезда.

«Хорошие, плохие, отверженные: Ч. Сугихара и беженцы Второй мировой войны в Литве».

«Хорошие, плохие, отверженные: Ч. Сугихара и беженцы Второй мировой войны в Литве».

В каунасском доме-музее Сугихары была представлена книга Симонаса Стрельцоваса “Geri, blogi, vargdieniai: Č. Sugihara ir Antrojo pasaulinio karo pabėgėliai Lietuvoje” – «Хорошие, плохие, отверженные: Ч. Сугихара и беженцы Второй мировой войны в Литве».

С.  Стрельцовас рассказал о том, как он работал с архивными материалами, готовясь к написанию книги, поделился своими впечатлениями.

Во время дискуссии проф. Эгидиюс Александравичюс, проф. Шаунас Лекис и С. Стрельцовас обсудили описанный в книги исторический период, кризис беженцев во время Второй мировой войны, а также методы его решения.

Приглашаем на показ документального фильма о литваках ЮАР

Приглашаем на показ документального фильма о литваках ЮАР

Дорогие друзья,

В четверг, 17 января, в Центре Толерантности Государственного Еврейского музея им. Виленского Гаона (ул. Наугардуко, 10/2) состоится показ документального фильма „Riedėjo gniūžtė į pietus“, посвященного истории литваков в ЮАР. Начало в 18.00. Кинолента будет демонстрироваться на английском языке с литовскими субтитрами.

Предлагаем вашему вниманию ссылку на еврейскую передачу Радио LRT Klasika, в которой Ольга Угрюмова беседует с соавтором фильма Софией Корф:

https://www.lrt.lt/mediateka/irasas/1013707880/santara-2018-12-06-15-00?fbclid=IwAR24MgMJxhU3r8zs13iv4Gpwzj-JtoitxS2UGDl0rowTwLiML3xBb3e6ohE#

 

Евросоюз профинансирует опись еврейских кладбищ

Евросоюз профинансирует опись еврейских кладбищ

Сохранение еврейских кладбищ является частью ответственности за культурное наследие Европы, заявил представитель Европейской комиссии. Евросоюз выделит на эти цели 800 тысяч евро, – сообщает “Немецкая волна”.

“Еврейские общины внесли существенный вклад в культуру Европы”, – заявил директор отделения Еврокомиссии по вопросам образования и культуры Мишель Манье в четверг, 10 января. Сохранение еврейских кладбищ является частью “общей ответственности за историю и культурное наследие Европы”, добавил он.

Около полутора тысяч кладбищ в Греции, Молдавии, Словакии, Литве и Украине предстоит нанести на карту, сообщили в этот же день представители проекта ESJF, который занимается сохранением еврейских захоронений в Европе. Их фотосъемку будут проводить с помощью беспилотных летательных аппаратов. К проекту намерены привлечь и местных жителей, чтобы места погребения стали частью местного наследия.

Представитель проекта Филип Кармель особо выделил его значимость для молодых европейцев и для борьбы с ростом антисемитизма. “Кладбища часто являются последним осязаемым свидетельством столетий жизни евреев в городах и деревнях Европы, которые были истреблены Холокостом”, – подчеркивает он.

С момента своего появления в 2015 году представителям ESJF удалось сохранить 120 еврейских кладбищ в семи странах Центральной и Восточной Европы.

Соболезнование

Соболезнование

С глубокой скорбью и грустью сообщаем, что после тяжелой болезни умерла супруга известного Раввина, одного из важнейших знатоков Алахи (свод традиционных иудейских законов и практик), председателя Комитета по сохранению Еврейских кладбищ в Европе Эльякима Шлезингера – Реббецен Юдит Шлезингер.

Евреи Литвы выражаются самые искренние соболезнования Раввину Э. Шлезингеру и его сыну – раввину Йешаю Шлезингеру.

ברוך דיין האמת

Благодарность

Благодарность

7 января в столичном костеле Св. Иоаннов состоялся концерт фортепианного трио „Musica Camerata Baltica“ (Леонидас Мельникас, Борисас Траубас и Валентинас Каплунас) и солистки Юдиты Лейтайте.

Концерт организовали Фонд поддержки музыкантов Литвы и общество „Atgaiva“.

Прекрасная акустика костела, исполнители высочайшего уровня, хорошо подобранная программа покорили слушателей. Аплодирующая публика никак не хотела расставаться с музыкантами.

Председатель Еврейской общины (литваков) Литвы Фаина Куклянски благодарит исполнителей и устроителей концерта.

 

Умер Моше Аренс, уроженец Каунаса, которого Нетаниягу называл наставником

Умер Моше Аренс, уроженец Каунаса, которого Нетаниягу называл наставником

Вести-Ynet

Моше (Миша) Аренс, в прошлом министр иностранных дел и глава министерства обороны Израиля, умер 7 января в своем доме в Савьоне. Ему было 93 года.

В ходе своей политической карьеры Аренс избирался в кнессет от партии Ликуд, трижды возглавлял министерство обороны, занимал пост главы МИД, а также был послом Израиля в США. Помимо этого Моше Аренс, авиационный инженер по специальности, занимал должность профессора в Хайфском Технионе.

Премьер-министр Биньямин Нетаниягу выразил соболезнования семье Моше Аренса и сделал специальное заявление по поводу его смерти:

“Миша – мой учитель и наставник, последователь Зеева Жаботинского. Я был свидетелем чудесных вещей, которые он делал на благо Израиля – на посту посла в Вашингтоне, министра иностранных дел и главы минобороны.

Последние годы он посвятил работе над книгой – истории восстания в Варшавском гетто, в котором активисты “Бейтара” сыграли ведущую роль.

Аренс всегда останется примером благородства и величия духа. Не было большего патриота Израиля, чем он. Огромнейший вклад Моше Аренса на благо нашей страны и народа будет увековечен.

Прощай, Миша. Я благодарен судьбе за встречу с тобой на своем жизненном пути. Я любил тебя любовью сына”.

Председатель Еврейского агентства Ицхак Герцог выразил соболезнования в связи со смертью Моше Аренса: “Ушла целая эпоха. Моше Аренс – это пример человека высоких принципов, с чистым сердцем, который сделал многое для укрепления безопасности Израиля и для усиления позиций Израиля в мире. До последнего дня Моше Аренс работал на благо безопасности Израиля, отстаивал принципы демократии и равенства”.

СПРАВКА

Аренс родился в Каунасе, в Литве. В 1939 году вместе с семьей иммигрировал в США. В 1948 году, после провозглашения независимости Израиля, репатриировался. Состоял в рядах организации ЭЦЕЛ под руководством Менахема Бегина.

В период с 1961 по 1971 год работал заместителем гендиректора концерна “Авиационная промышленность”. В 1971 году за участие в разработке перспективного самолета “Арава” был удостоен Премии за вклад в оборону Израиля (“Прас битхон-Исраэль”).

Моше Аренс и Биньямин Нетаниягу. Фото: Коби Гидеон, ЛААМ

Моше Аренс и Биньямин Нетаниягу. Фото: Коби Гидеон, ЛААМ

 

Моше Аренс был избран в кнессет по списку партии Ликуд в 1973 году и занял пост председателя парламентской комиссии по иностранным делам и обороне.

В 1981 году премьер-министр Менахем Бегин назначил Аренса послом в США. В 1983 году Аренс возглавил министерство обороны, сменив на этом посту Ариэля Шарона.

В 1984 году он стал министром без портфеля в правительстве национального единства. В декабре 1988 года в правительстве Ицхака Шамира получил назначение министра иностранных дел, а в 1990 году вернулся руководить оборонным ведомством.

В 1992 году Аренс на время ушел из политики. Но в 1999 году по просьбе премьер-министра Биньямина Нетаниягу вновь занял кресло министра обороны после увольнения Ицхака Мордехая.

В 1999 году после поражения Ликуда на всеобщих выборах Моше Аренс принял решение завершить свою политическую карьеру.

80-летие гибели О. Мандельштама

80-летие гибели О. Мандельштама

ПОМИНОВЕНИЕ 80-ЛЕТИЯ ГИБЕЛИ ОСИПА МАНДЕЛЬШТАМА – 2018, КАУНАС

 27 декабря 2018 года Еврейская община г. Каунаса (руководитель Герцас Жакас) и Каунаский клуб „Надежда“ Русского собрания Литвы организовали поминовение 80 -летия гибели великого поэта литвака Осипа Мандельштама. То, что погибший в застенках пересыльного лагеря под Владивостоком по пути на место второй ссылки в Колыму Осип Мандельштам является литваком, что отец и мать его – выходцы из Литвы: отец, Эмиль Мандельштам – из местечка Жагоры, мать, Флора Вербловская – родом из Вильнюса, не было известно до недавнего времени зачастую даже специалистам-филологам. „Рассекречивание этой информации началось совсем недавно. Вместе с тем, даже в недавних статьях об Осипе Мандельштаме (Павел Нерлер „Осип Мандельштам: рождение и семья“, „Знамя“ 2016, 12) говорится, что, несмотря на все усилия, метрика Осипа Мандельштама не найдена. Отрадно, что эта информация не соответствует действительности: в настоящее время метрика рождения Осипа Мандельштама в Варшаве найдена нашим соотечественником, и совершил это историческое открытие виленчанин Гершонас Тайцас. Им же проведено исследование и дано объяснение тому обстоятельству, что в 1896-1896 годах семья Осипа Мандельштама (отец, мать и двое сыновей Иосиф (Осип) и Александр) проживали в Каунасе. Им же выдвинуто предположение, что фамилия „Мандельштам“ может иметь несколько иное истолкование, чем „миндальное дерево“, как принято было считать до сих пор.

Всё вышеизложенное – яркое свидетельство тому, что тема „Осип Мандельштам – литвак“ или „Литовские корни Осипа Мандельштама“ не вполне исследована и ждёт всестороннего глубочайшего анализа, вплоть до выяснения влияния детских впечатлений подсознательно на дальнейшее творчество, мировидение гениального поэта.

День 27 декабря в Каунасе выдался не из погожих – было холодновато и дождь моросил. Однако Еврейская община Каунаса была представлена очень достойно – интеллигентные лица, заинтересованные глаза. Литовская и русская интеллигенция также присутствовала – представители Каунасского клуба „Надежда“ Русского собрания Литвы, представители литературной студии „Поэтоград“, учителя, журналисты, преподаватели вузов, а также люди, пришедшие по объявлению в прессе, – собрались мы все, кого можно объединить словосочетанием „Каунасская городская община“, и если добавить, что акция поминовения проходила и в других городах Европы в одно и то же время, то становится на сердце светлее от осознания причастности к доброму делу воссоздания целостности полотна общечеловеческой культурно-исторической памяти, запечатленной и в камне, и в людях, и в бессмертных творениях подлинного искусства.

Герцас Жакас в преамбуле акции поминовения гибели Осипа Мандельштама говорил о значении нашей сопричастности к оживающей на наших глазах истории города, о значении сохранения исторической памяти. Далее слово было предоставлено Эляне Суодене, рассказавшей о коренных, кровных связях Осипа Мандельштама с Литвой, Каунасом, Вильнюсом, Жагорами, Юрбаркасом, было ею зачитано и стихотворение Осипа Мандельтама, предопределившего дальнейшую трагическую участь великого поэта.

Также выступили проф. Виткус, преподаватель Каунасской гимназии Александра Пушкина Марина Соболева, журналист газеты „XXI amžius“ Лаймуте Дебесюнене, представитель Международной ассоциации писателей и публицистов (руководитель – Лев Месенгисер) Валентина Киселёва, представитель литературной студии „Поэтоград“ Валерий Голубев, видный общественный деятель, в прошлом – вицемэр Каунаса господин Василенко.

Акция проходила под дождём под открытым небом. „Небо плакало“ – вспомонались строки. Но потом приходило:“О, небо, небо, ты мне будешь сниться!…“, и казалось, что бессмертная душа поэта была в тот час где-то рядом.

 Эляна Суодене

“Дневник Вильнюсского гетто” Ицхака Рудашевского удостоился престижной оценки

“Дневник Вильнюсского гетто” Ицхака Рудашевского удостоился престижной оценки

Книга «Дневник Вильнюсского гетто» Ицхака Рудашевского, которую в этом году издала Еврейская община Литвы, на престижном международном конкурсе TOKYO TDC ANNUAL AWARDS 2019 получила Prize Nominee Work. Составитель и переводчик издания – Миндаугас Кветкаускас, дизайн – Сигуте Хлебинскайте. «Дневник Вильнюсского гетто» был выбран из 2860 книг и будет внесен в каталог лучших работ в категории книжного дизайна “Annual book ‘Tokyo TDC Vol.30’”.

Поздравляем издательскую команду Еврейской общины Литвы! Сигуте Хлебинскайте благодарит ЕОЛ за доверие и поддержку.

 

“Golden Age 2018”

“Golden Age 2018”

13 – 17 декабря сеньоры Департамента социальных программ ЕОЛ отдыхали в лагере для пожилых людей “Golden Age» в Пярну (Эстония).

Они провели несколько прекрасных дней в комплексе “Tervis Medical Spa”, наслаждаясь оздоровительными процедурами, утренней зарядкой и прогулками на свежем воздухе.

Кроме того, сеньоры принимали участие в дневных занятиях, дискутировали с интересными лекторами, посещали занятия арт-терапии, общались, развивали свою память во время игры «Я помню».

Каждый вечер для участников лагеря были подготовлены различные тематические программы: израильские танцы, просмотр фильмов, шоу талантов. Актеры Молодежного театра из Таллина представили нашим сеньорам спектакль по пьесе М. Хейфеца «Потанцуем?!». В праздничной атмосфере прошла встреча Шаббата и церемония Хавдалы.

В ежегодном лагере отдыха “Golden Age” приняли участие сеньоры из Литвы, Латвии и Эстонии.

 

Скончался всемирно известный израильский писатель Амос Оз

Скончался всемирно известный израильский писатель Амос Оз

 

Отец писателя, Егуда-Арье Клаузнер (1910—1970), изучал историю и литературу в Вильно… 

В пятницу, 28 декабря, умер Амос Оз, известный израильский прозаик и журналист.

Амосу Озу было 79 лет. В последние годы он страдал тяжелым заболеванием. У Оза остались жена Нили и трое детей.

“Мой любимый папа умер сегодня, от рака, после внезапного ухудшения состояния, во сне и покое, окруженный любящими людьми”, – написала на своей странице в Facebook дочь Амоса Оза, Фания, попросив уважать частную жизнь близких писателя и поблагодарив всех, кто любил ее отца.

Амос Оз (настоящая фамилия – Клаузнер), выходец из семьи эмигрантов-сионистов из Восточной Европы, родился в Иерусалиме 4 мая 1939 года. Его отец, Иегуда-Арье Клаузнер (1910-1970), изучал историю и литературу в Вильно, по приезде на Землю обетованную работал библиотекарем и писателем.

В возрасте пятнадцати лет Амос Оз переселился в кибуц Хульда. Во время прохождения действительной армейской службы служил в бригаде “Нахаль”. В 1961 году, по окончании воинской службы, возвратился в кибуц, где работал сельскохозяйственным рабочим. Первые короткие рассказы опубликовал в двадцать лет. В первые годы публиковался в основном в журнале “Кешет”. Уже первый авторский сборник, “Земли шакала” (1965), был встречен критикой и читателями с большим интересом.

Изучал философию и литературу в Еврейском университете и в Оксфордском университете. В течение двадцати пяти лет преподавал в школе кибуца и писал прозу. В 1986 году покинул кибуц, перебрался в Арад и преподавал в университете имени Бен-Гуриона в Беэр-Шеве. Последние годы жил в Тель-Авиве.

Принимал участие в Шестидневной войне в составе танковых войск на Синайском полуострове и в войне Судного дня на Голанских высотах. Со времени Шестидневной войны 1967 года Оз опубликовал множество статей и эссе о палестино-израильском конфликте.

Амос Оз преподавал в Оксфордском университете, Еврейском университете в Иерусалиме и в Колледже Колорадо.

Произведения Оза были изданы на 38 языках в 36 странах мира. Его роман “Мой Михаэль” (1968) включен Международной ассоциацией издателей в список ста лучших романов XX века. В 1997 году президент Франции Жак Ширак наградил Оза орденом Почетного легиона. С 1991 года Оз был действительным членом Академии языка иврит. Лауреат Премии имени Бялика (1986), Премии Израиля по литературе (1998), Премии Гёте (2005), премии Кафки (2013). Почетный доктор Антверпенского университета (2008).

В 2018 году Оз стал лауреатом российской премии “Ясная поляна” в номинации “Иностранная литература”.

Амос Оз неоднократно номинировался на Нобелевскую премию по литературе, однако так и не был удостоен этой премии.

Наиболее известные произведения Амоса Оза: “Мой Михаэль”, “Черный ящик”, “Познать женщину”, “Чужой огонь”, “Пути ветра”, “Не говори ночь”, “Пантера в подвале”, “То же море”, “Повесть о любви и тьме”, “Рифмы жизни и смерти”.

Премьер-министр Биньямин Нетаниягу назвал Оза “одним из величайших писателей Израиля, внесшим большой вклад в обновление еврейской литературы”, отметив, что его книги “будут сопровождать нас в течение многих лет”.

“Он был писателем и человеком большой души. Встречи с ним были захватывающе интересными, остроумными и полными бесконечной мудрости”, – сказал Ави Габай, лидер партии “Авода”.

Движение “Шалом ахшав” подчеркнуло, что “Амос Оз являлся одним из отцов-основателей движения и запомнится как человек, своими высказываниями наметивший путь к тому миру, который ищет либеральный Израиль со своими соседями”.

Наш земляк Исаак Фридберг в программе, посвященной Эльдару Рязанову

Наш земляк Исаак Фридберг в программе, посвященной Эльдару Рязанову

Наш земляк Исаак Фридберг в программе, посвященной Эльдару Рязанову
Телеканал «МИР». Наше кино. История большой любви.

Цикл программ о том, кто и как создавал шедевры золотого фонда советского кино.

10 ноября 2018

P.S. Мотке удалось раздобыть фотографию. Публикуется впервые.

Французская компания, перевозившая евреев в лагеря смерти, построит Музей Холокоста

Французская компания, перевозившая евреев в лагеря смерти, построит Музей Холокоста

Национальная компания французских железных дорог (SNCF) выделяет из своих средств 2,3 млн долларов на строительство Музея Холокоста, который планируется возвести к 2020 году на заброшенной станции Питивье – департамент Луара в Центральном регионе.

Об этом сообщает агентство еврейских новостей JTA. Партнером железнодорожников в этом проекте выступит Ассоциация еврейских общин Франции CRIF.

Напомним, что на станции коммуны Питивье, а также в соседнем с ней населенном пункте Бон-ла-Роланд были возведены перевалочные лагеря, откуда в период с 1941-го по 1943 год были отправлены в лагеря смерти 76.000 французских евреев – железнодорожными составами, предоставленными компанией SNCF. Смертники не получали еды и справляли свои естественные нужды в ведро – в живых из них остались лишь около 2.000.

Заброшенный вокзал, старые рельсы которого не были заменены, оставался неиспользованным в течение десятилетий – туда водили школьников на экскурсии.

Франция в течение 50 лет официально не признавала свою причастность к преследованию евреев в годы Второй мировой войны. Первым это признал президент Жак Ширак, заявив, что государство “совершило непоправимую ошибку”.

В 2011 году Национальная компания французских железных дорог (SNCF) выразила глубокие сожаления в связи с тем, что в годы Второй мировой войны именно ее поезда увезли в лагеря смерти 76 тысяч евреев.

Церемония, посвященная “официальному покаянию” компании SNCF состоялась в присутствии Симоны Вейль, почетного президента Фонда памяти жертв Катастрофы. В апреле 1944 года Симона Вейль, как и все члены ее семьи, была депортирована оккупационными властями в Освенцим. Поезд SNCF, увозивший их в концлагерь, отправлялся c вокзала Бобиньи. С 1943-го по 1944 год с этого вокзала ушел 21 поезд: 22407 человек были отправлены в концлагеря.

Спустя почти 66 лет после окончания войны президент SNCF Гийом Пепи осмелился одним из первым заговорить об этой мрачной странице французской истории: “Я хочу выразить скорбь и сожаления в связи с действиями SNCF в тот период”, – заявил Гийом Пепи.

В статье также сообщается, что на этой неделе голландская транспортная компания GVB, главный офис которой находится в Амстердаме, объявила, что намерена “искать способы прийти к соглашению” относительно участия своих сотрудников в перевозке тысяч евреев, погибших в период нацистской оккупации Нидерландов. В прошлом месяце национальная железнодорожная компания NS заявила, что предложит компенсацию жертвам.

Э. Суодене. О. Мандельштам в Каунасе

Э. Суодене. О. Мандельштам в Каунасе

Ну что сказать Вам, дорогие
На перепутьях Бытия

Всевышнему было угодно

Заданье нам всем дать:

Мы гениальному поэту

Вернули место на земле –

“Литвак” – возвышенная мета

Таланта, скорби и побед.

В оснеженном балтийском Ковно

В предновогоднем торжестве

Ищу я место того дома,

Где строчек зарождался свет,

Он был ребёнком не осознан

И долго в сердце возрастал,

Чтоб воплотиться в строчках вольных,

Ошеломляющих века!

Так будьте же благословенны,

Дай Бог терпениях и воли,

Чтобы высокие идеи

Приобрели реалий форму.  

2018-12-24

Эляна Суодене  

 
К 80-летию гибели поэта: Oсип Maндельштам. ХАОС ИУДЕЙСКИЙ

К 80-летию гибели поэта: Oсип Maндельштам. ХАОС ИУДЕЙСКИЙ

O. Maндельштам, 1925  

ХАОС ИУДЕЙСКИЙ

Однажды к нам приехала совершенно чужая особа, девушка лет сорока, в красной шляпке, с острым подбородком и злыми черными глазами. Ссылаясь на происхождение из местечка Шавли (Шяуляй), она требовала, чтобы ее выдали в Петербурге замуж. Пока ее  удалось спровадить, она прожила в доме неделю. Изредка появлялись странствующие авторы: бородатые и длиннополые люди, талмудические философы, продавцы вразнос собственных печатных изречений и афоризмов. Они оставляли именные экземпляры и жаловались на преследованья злых ясен.

Раз или два в жизни меня возили в синагогу, как в концерт, с долгими сборами, чуть ли не  покупая билеты у барышников; и от того, что я видел и слышал, я возвращался в тяжелом  чаду.

В Петербурге есть еврейский квартал: он начинается как раз позади Мариинского театра, там, где мерзнут барышники, за тюремным ангелом сгоревшего в революцию Литовского замка.

Там, на Торговых, попадаются еврейские вывески с быком и коровой, женщины с выбивающимися из-под косынки накладными волосами и семенящие в сюртуках до земли многоопытные и чадолюбивые старики. Синагога с коническими своими шапками и луковичными сферами, как пышная чужая смоковница, теряется  среди убогих строений. Бархатные береты с помпонами, изнуренные служки и певчие, гроздья семисвечников, высокие бархатные камилавки.

Еврейский корабль, с звонкими альтовыми хорами, с потрясающими детскими голосами, плывет на всех парусах, расколотый какой-то древней бурей на мужскую и женскую   половину.

Заблудившись на женских хорах, я пробирался, как тать, прячась за стропилами. Кантор,  как силач Самсон, рушил львиное здание, ему отвечали бархатные камилавки, и дивное  равновесие гласных и согласных, в четко произносимых словах, сообщало несокрушимую  силу песнопениям.

Но какое оскорбление – скверная, хотя и грамотная речь раввина, какая пошлость, когда он произносит “государь император”, какая пошлость все, что он говорит!

И вдруг два господина в цилиндрах, прекрасно одетые, лоснящиеся богатством, с изящными движениями светских людей, прикасаются к тяжелой книге, выходят из круга, и  за всех, по  доверенности, по поручению всех, совершают что-то почетное и самое главное. Кто это? – Барон Гинзбург. – А это? – Варшавский.

В детстве я совсем не слышал жаргона, лишь потом я наслушался этой певучей, всегда удивленной и разочарованной, вопросительной речи с резкими ударениями на полутонах. Речь отца и речь матери – не слиянием ли этих двух речей питается всю долгую жизнь наш язык, не они ли слагают его характер?

На фото: родители поэта – Эмиль и Флора Мандельштам (Э. Мандельштам родился в Жагаре, Ф. Мандельштам – в Вильнюсе)

Речь матери – ясная и звонкая без малейшей чужестранной примеси, с несколько расширенными и чрезмерно открытыми гласными, литературная великорусская речь; словарь ее беден и сжат, обороты однообразны, – но это язык, в нем есть что-то коренное и уверенное. Мать любила говорить и радовалась корню и звуку прибедненной  интеллигентским обиходом великорусской речи. Не первая ли в роду дорвалась она до  чистых и ясных русских звуков?

У отца совсем не было языка, это было косноязычие и безъязычие. Русская речь польского еврея? – Нет. Речь немецкого еврея? – Тоже нет. Может быть особый курляндский акцент? –  Я таких не слышал. Совершенно отвлеченный, придуманный язык, витиеватая и закрученная речь самоучки, где обычные слова переплетаются с старинными  философскими терминами Гердера, Лейбница и Спинозы, причудливый синтаксис талмудиста, искусственная, не всегда договоренная фраза – это было все что угодно, но не язык, все равно – по-русски или по-немецки.

По существу, отец переносил меня в совершенно чужой век и отдаленную обстановку, но   никак не еврейскую. Если хотите, это был чистейший восемнадцатый, или даже семнадцатый век просвещенного гетто где-нибудь в Гамбурге. Религиозные интересы  вытравлены совершенно.

Просветительная философия претворилась в замысловатый талмудический пантеизм.  Где-то поблизости Спиноза разводит в банке своих пауков. Предчувствуется – Руссо и его естественный человек. Все донельзя отвлеченно, замысловато и схематично.

Четырнадцатилетний мальчик, которого натаскивали на раввина и запрещали читать  светские книги, бежит в Берлин, попадает в высшую талмудическую школу, где собрались  такие же упрямые, рассудочные, в глухих местечках метившие в гении юноши; вместо талмуда читает Шиллера и, заметьте, читает его как новую книгу; немного продержавшись, он падает из этого странного университета обратно в кипучий мир семидесятых годов,  чтобы запомнить конспиративную молочную лавку на Караванной, откуда подводили мину  под Александра, и в перчаточной мастерской, и на кожевенном заводе проповедует обрюзгшим и удивленным клиентам философские идеалы восемнадцатого века.

Когда меня везли в город Ригу, к рижским дедушке и бабушке, я сопротивлялся и чуть не  плакал. Мне казалось, что меня везут на родину непонятной отцовской философии.  Двинулась в путь артиллерия картонок, корзинок с висячими замками, пухлый неудобный домашний багаж. Зимние вещи пересыпали крупной солью нафталина. Кресла стояли, как белые кони, в попоне чехлов. Невеселыми казались мне сборы на рижское взморье. Я тогда собирал гвозди: нелепейшая коллекционерская причуда. Я пересыпал кучи гвоздей,  как скупой рыцарь, и радовался, как растет мое колючее богатство. Тут у меня отняли гвозди на укладку.

Дорога была тревожная. Тусклый вагон в Дерпте ночью, с громкими эстонскими песнями, приступом брали какие-то ферейны, возвращаясь с большого певческого праздника.  Эстонцы топотали и ломились в дверь. Было очень страшно.

Дедушка – голубоглазый старик в ермолке, закрывавшей наполовину лоб, с чертами важными и немного сановными, как бывает у очень почтенных евреев, улыбался, радовался, хотел быть ласковым, да не умел, – густые брови сдвигались. Он хотел взять меня на руки, я чуть не заплакал.

Добрая бабушка, в черноволосой накладке на седых волосах и в капоте с желтоватыми цветочками, мелко-мелко семенила по скрипучим половицам и все хотела чем-нибудь угостить.

Она спрашивала: “Покушали? покушали?” – единственное русское слово, которое она знала. Но не понравились мне пряные cтариковские лакомства, их горький миндальный  вкус.

Родители ушли в город. Опечаленный дед и грустная, суетливая бабушка – попробуют  заговорить и нахохлятся, как старые обиженные птицы. Я порывался им объяснить, что хочу к маме – они не понимали. Тогда я пальцем на столе изобразил желание уйти, перебирая на манер походки средним и указательным.

Вдруг дедушка вытащил из ящика комода черно-желтый шелковый платок, накинул мне его на плечи и заставил повторять за собой слова, составленные из незнакомых  шумов, но,  недовольный моим лепетом, рассердился, закачал неодобрительно головой. Мне стало душно и страшно. Не помню, как на выручку подоспела мать.

Отец часто говорил о честности деда, как о высоком духовном качестве. Для еврея  честность – это  мудрость и почти святость. Чем дальше по поколеньям этих суровых голубоглазых стариков, тем честнее и суровее.

Прадед Вениамин однажды сказал: “Я прекращаю дело и торговлю – мне больше не нужно денег”. Ему хватило точь-в-точь по самый день смерти –  он не оставил ни одной копейки.

Рижское взморье – это целая страна. Славится вязким, удивительно мелким и чистым желтым песком (разве в песочных часах такой песочек!) и дырявыми мостками в одну и две доски, перекинутыми через двадцативерстную дачную Сахару. Дачный размах рижского взморья не сравнится ни с какими курортами. Мостки, клумбы, палисадники, стеклянные шары тянутся нескончаемым городищем, все на желтом, каким играют ребята, измолотом в пшеницу канареечном песке.

Латыши на задворках сушат и вялят камбалу, одноглазую, костистую, плоскую, как широкая ладонь, рыбу. Детский плач, фортепианные гаммы, стоны пациентов бесчисленных зубных  врачей, звон посуды маленьких дачных табльдотов, рулады певцов и крики разносчиков не молкнут в лабиринте кухонных садов, булочных и колючих проволок, и по рельсовой подкове на песчаной насыпи, сколько хватает глаз, бегают игрушечные поезда, набитые “зайцами”, прыгающими на ходу, от немецкого чопорного Бильдерлинсгофа до скученного и пахнущего пеленками еврейского Дуббельна.

По редким сосновым перелескам блуждают бродячие оркестры: две трубы калачом, кларнет и тромбон, и, выдувая немилосердную медную фальшь, отовсюду гонимые, то здесь, то там разражаются лошадиным маршем прекрасной Каролины.

Всю землю держал барон с моноклем по фамилии Фиркс. Землю свою он разгородил на чистую от евреев и нечистую. На чистой земле сидели бурши-корпоранты и растирали столики пивными кружками.

На земле иудейской висели пеленки и захлебывались гаммы. В Майоренгофе, у немцев, играла музыка – симфонический оркестр в садовой раковине – “Смерть и просветление” Штрауса. Пожилые немки с румянцем на щеках, в свежем трауре, находили свою отраду.

В Дуббельне, у евреев, оркестр захлебывался патетической симфонией Чайковского, и было слышно, как перекликались два струнных гнезда.

Чайковского об эту пору я полюбил болезненным нервным напряжением, напоминавшим  желание Неточки Незвановой у Достоевского услышать скрипичный концерт за красным полымем шелковых занавесок. Широкие, плавные, чисто скрипичные места Чайковского я ловил из-за колючей изгороди и не раз изорвал свое платье и расцарапал руки, пробираясь бесплатно к раковине оркестра.

Обрывки сильной скрипичной музыки я вылавливал в диком граммофоне дачной разноголосицы. Не помню, как воспиталось во мне это благоговенье к симфоническому оркестру, но думаю, что я верно понял Чайковского, угадав в нем особенное концертное чувство.

Как убедительно звучали эти размягченные итальянским безвольем, но все же русские  скрипичные голоса в грязной еврейской клоаке! Какая нить протянута от этих первых  убогих концертов к шелковому пожару Дворянского собрания и тщедушному Скрябину, который вот-вот сейчас будет раздавлен обступившим его со всех сторон, еще немым полукружием певцов и скрипичным лесом “Прометея”, над которым высится, как щит, звукоприемник – странный стеклянный прибор.

Финал конкурса еврейских женщин ISRAELIT DE LITA 5778/2018

Финал конкурса еврейских женщин ISRAELIT DE LITA 5778/2018

 

В минувшее воскресенье, 23 декабря, на сцене столичного Польского дома культуры состоялся финал конкурса еврейских женщин “ISRAELIT DE LITA 5778/2018“. 14 участниц в возрасте от 18-ти и до 55+ демонстрировали свои кулинарные способности, таланты и знания.

Как отметила организатор конкурса и руководитель ансамбля еврейской песни и танца «Файерлах» Лариса Вишняускене, «женская красота покоряет мир, но, к сожалению, она не вечна; физическая красота быстро уходит, но остается красота внутреннего мира, красота женщины, которая готова больше отдать, чем взять. Так и возникла идея конкурса, который может показать красоту души еврейской женщины».

На протяжении нескольких месяцев участницы конкурса прослушали лекции по еврейской истории и традиции, кулинарии, искусству макияжа и моды, о роли женщины в еврейской семье. С ними занимались известные специалисты – руководитель Центра иудаики Национальной библиотеки им. Мажвидаса Лара Лямпертене, дизайнер одежды Серж Ганджумян, визажист Светлана Рубин, автор кулинарной книги “Вкусы Израиля” Нида Дягутене.

Вся конкурсная программа сопровождалась музыкальными и танцевальными номерами ансамбля «Файерлах». Задор и веселье внесли ведущие конкурса – Божена Соколинска и Аркадий Винокур.

Мероприятие прошло в атмосфере праздника и зрительской поддержки. Трудно пришлось жюри, чтобы среди прекрасных участниц выбрать самую-самую!

Оценивали таланты и способности конкурсанток профессор Литовской музыкальной академии Артурас Анусаускас, визажист Светлана Рубин, хореограф Вильнюсской гимназии ОРТ им. Шолом-Алейхема Наталья Рапапорт, исполнительный директор Еврейской общины Литвы Ренальдас Вайсбродас, глава Фонда Доброй воли Индре Руткаускайте.

Призовые места в кулинарном конкурсе, который состоялся в ноябре в «Beatos virtuvė», получили:

I группа:

1 место – Михля Лорман

2 место – Фаина Хацкелевич

3 место – Фаина Смирнова

II группа:

1 место – София Сирвидене

2 место – Елена Слободьянова

3 место – Тереза Федосова

III группа:

1 место – Карина Сегаль

2 место – Римма Шехтер

3 место – Мария Душкина

Победительницами конкурса “ISRAELIT DE LITA 5778/2018“ стали:

I группа – Михля Лорман (1-ое место), Фаина Хацкелевич (2-ое место) и Фаина Смирнова (3-е место);

II группа – Тереза Федосова (1 место), София Сирвидене (2 место) и Елена Слободьянова (3 место);

III группа – Карина Сегаль (1 место), Римма Шехтер (2 место) и Мария Душкина (3 место).

Специальный приз от визажиста С. Рубин получила Анна Гурвич.

Всем участницам конкурса были вручены ценные призы и подарки. Но самый большой подарок получили мы – зрители и болельщики, увидевшие особую красоту наших мам, бабушек, сестер, дочерей, жен и подруг.

Спонсоры конкурса “ISRAELIT DE LITA 5778/2018“ – Фонд Доброй Воли и Вильнюсский центр культуры.