Время начала и окончания Шаббата

Время начала и окончания Шаббата

בס”ד

Время зажигания шаббатних свечей: 

Пятница, 12 АПРЕЛЯ: 19:58

Шаббат заканчивается:

Суббота, 13 АПРЕЛЯ, в 21:15

———————————————————————————

Расписание молитв в Синагоге  

Пятница, 12 АПРЕЛЯ, Минха: 19:30

Суббота, 13 АПРЕЛЯ: Шахарит: 09:30

Еврейская община Литвы и детский клуб “Илан” приглашает!

Еврейская община Литвы и детский клуб “Илан” приглашает!

 

Еврейская община (литваков) Литвы и детский клуб «Илан» приглашает детей на цикл занятий, посвященный празднику Песах

14 апреля, в воскресенье, в 13.30 (Вильнюс, ул. Пилимо, 4, 2 этаж):

будем делать праздничную Киару – специальную тарелку на праздник Песах

25 апреля, в четверг, в 11 часов, в зале им. Я. Хейфеца (3 эт.) состоится праздничный Седер для клуба «Дуби» с участием малышей из детского сада «Сальвия».

Регистрация обязательна

Регистрация и дополнительная информация: эл. почта sofja@lzb.lt и по тел.: 8 672 575 40

 

Глава МИД Литвы предложит внести в черный список британского отрицателя Холокоста

Глава МИД Литвы предложит внести в черный список британского отрицателя Холокоста

Министр иностранных дел Литвы предложит внести в список невъездных британского писателя Дэвида Ирвинга, который отрицает Холокост, сообщает Delfi.lt.

«В ближайшее время я обращусь в Департамент миграции с предложением внести его в список нежелательных лиц. Распространение его взглядов, связанных с отрицанием Холокоста и чествованием Адольфа Гитлера, в Литве — преступление. Мы не можем позволить совершать такие преступления», — сказал министр.

Министр отреагировал таким образом на информацию о том, что Ирвинг намерен в этом году посетить страны региона — в сентябре у писателя запланирован визит в Польшу.

«Сообщается о его туристической поездке в Латвию, Польшу. Может оказаться так, что у него будет намерение следовать через Литву. Я хочу сразу сказать — такие лица в Литве нежелательны и распространение подобных взглядов недопустимо», — сказал Линкявичюс.

По литовским законам, отрицание преступлений нацистской Германии и Советского Союза или их умаление может повлечь за собой лишение свободы на срок до двух лет.

“Мацева” завершила работы по документации старого Еврейского кладбища Сейряй

“Мацева” завершила работы по документации старого Еврейского кладбища Сейряй

Общественное предприятие „Maцeвa“ (www.litvak-cemetery.info), занимающееся каталогизацией литвакских кладбищ, практически закончило работу по документации старого Еврейского кладбища в Сейряй.

Во время международного летнего лагеря, который проходил 6 – 19 августа 2018 г., были посчитаны, приведены в порядок и оцифрованы сохранившиеся мацевы (надгробия). Всего были найдено 692 могильные плиты. На основе интенсивной и кропотливой работы составлена карта кладбища. Приведение в порядок кладбища и оцифровку памятников частично финансировала Еврейская община (литваков) Литвы.

Собранный материал анализируется и публикуется на Интернет-странице „Maцeвa“. На большинстве памятников сохранились полностью или частично эпитафии на иврите. Самое старое надгробие датируется 1789 г.

Текст эпитафий восстановила и перевела на английский язык доктор гуманитарных наук, руководитель Центра иудаики Национальной библиотеки им. М. Мажвидаса Лара Лямпертене.

До конца этого года планируется перевести сохранившиеся эпитафии мацев со старых еврейских кладбищ Тельшяй, Субачюс и Валькининкай.

Идентификацию надгробий финансирует Фонд Доброй воли (www.gvf.lt).

 

Приглашаем на концерт клезмер-бенда из Одессы “Мамины дети”

Дорогие друзья, Еврейская община (литваков) Литвы и Департамент социальных программ поздравляет всех с наступающим праздником Песах и приглашает на театрализованное представление-концерт клезмер-бенда из Одессы “Мамины дети”

17 апреля, в среду, в 15.00 (зал им. Я. Хейфеца ЕОЛ, Вильнюс, ул. Пилимо, 4)

Законы Песаха

Законы Песаха

Раввин Яаков Галинский 

Мы учим в «Шульхан Арух»: «Начинают учить законы Песаха за тридцать дней до праздника». Рамо добавляет: «И есть обычай покупать пшеницу, чтобы раздать бедным на праздник». Возникает вопрос: вроде бы нет связи между этими двумя законами, почему же Рамо пишет этот закон здесь?

Ответ я понял из одной истории, которая произошла со мной.

Когда немцы захватили Польшу с одной стороны, а русские – с другой стороны, Литва все еще оставалась свободной. И множество учащихся ешив нашли пристанище в Вильно. Я тоже оказался там и решил зайти к главе поколения, великому раввину Хаиму Озеру Городзенскому (главный (неофициальный) раввин Вильнюса и крупный еврейский общественный деятель Польши в период между двумя мировыми войнами, прим.ред.). Его приближенный, раввин Хизкияу Йосеф Мишковский назначил мне очередь на следующий день на одиннадцать утра. Всю ночь я не спал от волнения, все время повторял трактат Йевамот, чтобы, если глава поколения спросит – я бы не заикался, а сразу же четко сказал начальную мишну трактата.

На фото: Раввин Хаим Озёр Гродзинский

Я пришел вовремя и обнаружил, что около тридцати человек ждут своей очереди, каждый – со своими проблемами. Вдруг открылась дверь, и рав Мишковский пригласил меня войти. Я волновался невероятно! Я ведь нахожусь перед главой всего народа Израиля! Был уверен, что первый вопрос, который он задаст мне: «Что ты учишь сейчас?» Второй вопрос: «Какое новое понимание ты выучил?» А третий вопрос: «Что еще нового в учебе?»

Но вместо этого он спросил меня три других вопроса. Первый: «Когда последний раз ты получал письмо от родителей?» Я ответил: «Уже полгода нет связи…» Они остались на русской стороне, а мы бежали в Литву с немецкой стороны.

Второй вопрос был таким: «Есть ли у тебя одеяло?» Про место спать он не спрашивал. У многих не было. Спали мы на скамьях в синагоге. Но без одеяла можно было замерзнуть насмерть. Я ответил, что есть, и он успокоился. А третий вопрос: «Можно взглянуть на твои ботинки?»

Мне было неловко, но делать было нечего. Приподнял я свои заплатанные брюки, и мои ботинки раскрылись во всем «великолепии». В Новардоке шутили о ботинках ребят: «Все любимые… и все открывают рты…»

Раввин Хаим Озер сразу же дал мне денег купить новые ботинки и сказал: «Знай, что здесь – твой дом, он открыт для тебя двадцать четыре часа!»

А я, когда это услышал, вместо того чтобы обрадоваться, расплакался. От переживания. Я почувствовал, что есть кто-то, кому я не безразличен. Он не расспрашивал меня по поводу трактата Талмуда, его интересовали мои личные беды!

Таковы великие люди народа Израиля!

На это и намекает нам Рамо: изучают законы Песаха за тридцать дней до Песаха. Все это замечательно, но вначале позаботьтесь, чтобы у бедных была еда на Песах!

Перевод: Лея Шухман – beerot.ru

Мечтатель из Ковно

Мечтатель из Ковно

Алексей Суринjewish.ru

Израиля еще не существовало, но он так мечтал о нем, что создал его в своих книгах. Писатель из Ковно Авраам Мапу, оказавшийся последним еврейским пророком.

В 1881-1882 годах после убийства народовольцами Александра II по Российской империи прокатилась волна массовых еврейских погромов. В ответ на антиеврейские выступления возникло сионистское движение, способствующее возвращению евреев в Эрец-Исраэль и созданию там сельскохозяйственных поселений. Движение получило название «Ховевей Цион», или «Любящие Сион» – в честь названия романа Авраама Мапу «Любовь в Сионе» – самой популярной книги еврейской литературы второй половины ХIX века. Многие из членов «Ховевей Цион», начитавшись произведений Мапу, приехали в Израиль с первой волной репатриации в 1882 году, а 14 мая 1948 года Декларацию независимости Израиля зачитал еще один горячий поклонник творчества Мапу – первый премьер-министр еврейского государства Давид Бен-Гурион. Как однажды сказал Амос Оз, в Израиле «все действительно родилось из книг».

Феномен Авраама Мапу тоже в определенном смысле родился из книг. Он был сыном образованного, но бедного учителя из хедера в Ковно – ныне литовский Каунас, – который с детства поощрял страсть своего сына к чтению и тратил почти все заработанные деньги на покупку книг. В 1820 году, в возрасте 12 лет, Авраам Мапу поступил в ешиву, где продемонстрировал безупречное знание Талмуда и еврейского закона. Позже он увлекся еврейской мистикой и стал изучать каббалу.

У гениального мальчика появился план – к 16 годам он должен стать величайшим каббалистом, способным становиться невидимым для других людей. Он возьмет в руки суму и посох, обернется невидимкой и отправится странствовать по свету, чтобы изучать жизнь, наблюдать, запоминать и записывать собственные впечатления. В одном из каббалистических трактатов юноша вычитал, что можно стать невидимым, если найти на горе череп, набить его землей и вырастить цветы, головки которых пробивались бы из пустых глазниц. Говорят, что Мапу действительно проделал весь этот ритуал, после чего гулял по городу, уверенный, что его не видит ни одна душа.

Странником-каббалистом Авраам не стал. В 17 лет он женился и через своего тестя познакомился с раввином Илией Роголером – обладателем обширной библиотеки с книгами на немецком, латинском и греческом языках. Бывая в его доме, Мапу заинтересовался изданием Псалмов с переводом на латынь и одолжил книгу у рабби. Молодой человек, который до этого не видел в глаза даже латинского алфавита, сумел по этой книге быстро выучить язык древних римлян. В процессе своего обучения он понял, что недостаточно хорошо знает библейские тексты и их комментаторов, и принялся с жадностью изучать Танах, библейскую экзегетику и труды средневековых раввинов-философов, более всего почитая комментарии на Пятикнижие Моисея Авраама ибн Эзры.

От новых знаний молодого Мапу бросало из стороны в сторону: то он принимался – с большим успехом! – учить немецкий, французский и русский языки, читать популярные романы и сближаться со сторонниками еврейского просвещения, Хаскалы, то вдруг возвращался в каббалистику и с головой уходил в хасидизм. Наконец увлечение идеями Хаскалы возобладало – Мапу постепенно вошел в круг маскилим. В 1832 году он уехал в немецкий Георгенберг, где был частным учителем в богатой еврейской семье. Затем он преподавал в Ковно и Вильно, а в 1837 году оказался в центре литовской Хаскалы, городе Россиены.

В Россиенах Мапу учительствовал семь лет. Там он познакомился с писателем Шнеером Заксом и с поэтом и переводчиком Леоном Мандельштамом. Закс помог Мапу проникнуть в глубины еврейской средневековой философии, а Мапу в ответ поделился с ним своим замыслом: написать исторический роман на иврите в стиле «Парижских тайн» Эжена Сю, действие которого происходило бы в библейские времена. Заксу эта идея понравилась. Увидев в Мапу человека, обладающего острым умом, завидной эрудицией и писательским талантом, он стал убеждать его посвятить себя литературе. Мапу слушал известного писателя, затаив дыхание, и при этом с горькой усмешкой. Бедность, в которой он прозябал, крепко связывала его по рукам и ногам, не позволяя тратить время на то, что не может принести заработка.

В 1844 году Авраам Мапу вернулся в Ковно и стал учителем немецкого и иврита в местной казенной еврейской гимназии. Новая должность позволила ему немного улучшить свое финансовое положение. Постепенно, как и советовал Закс, Мапу все больше отдавался литературному труду, работая над романом из жизни Древнего Израиля. В это время удалось разбогатеть младшему брату Авраама, Маттафию. Он начал поддерживать начинающего романиста деньгами, что позволило Мапу впервые в жизни вздохнуть свободно и, не думая о средствах выживания, посвятить себя творчеству.

В 1853 году роман «Любовь в Сионе» – «Ахават Цион», о котором мечтал Мапу, был дописан и напечатан за счет автора. Основываясь только на текстах из Танаха и ивритских источников, Мапу изобразил библейский край, где евреи живут свободно, занимаются земледелием и наслаждаются прелестями сельской жизни. В центре сюжета любовь двух героев – Амнона и Тамар, которые преодолевают множество препятствий, злодейств и интриг, чтобы быть вместе.

Мапу стал первым писателем-беллетристом, сделавшим библейские времена сценой для романтической истории любви и рассказавшим ее языком Танаха. И это был не Танах Закона, к которому привыкли в ешивах, а Танах людей – с их радостями и горестями, надеждами и поражениями, любовью и коварством. Мапу хотел, чтобы евреи с помощью его книги хотя бы в воображении вернулись в этот живой мир родной земли и покончили с жизнью в гетто.

Но не только место действия волновало Мапу. Прежде всего это был роман на иврите – языке, в котором он видел надежду на будущее еврейского общества, языке, который когда-нибудь объединит евреев, разбросанных по разным частям света. Первый исследователь новой ивритской литературы Нахум Слущ писал, что роман «Сионская любовь» приобрел бешеную популярность и «проник» даже в синагоги. «Молодежь увлекали и зачаровывали поэтические описания, – писал он. – У всех напрашивалось сравнение между былым величием и окружающим убожеством. Литовские леса стали свидетелями удивительного зрелища. Учащиеся прогуливали занятия в раввинистических академиях и уходили туда, чтобы тайком читать роман Мапу. Они как будто вновь погружались в дни былой славы».

Писатель Аврахам Паперна, чья юность пришлась на зенит славы Мапу, вспоминал: «Трудно изобразить, какое впечатление произвел на нас первый еврейский роман “Ахават цион”. Из однообразно серой, копеечно меркантильной, мучительно гнетущей копыльской атмосферы мы чародейскою рукою вдруг перенесены были в невиданно чудную землю – Палестину времен расцвета ее культуры и поэзии».

Вслед за «Любовью в Сионе» Мапу написал роман на современном материале – «Ханжа», или «Аит Цавуа». В нем описал противостояние между идеями Хаскалы, которые стремятся вырвать евреев из гетто с помощью европейского образования, и хасидизмом, тянущим евреев в изоляцию. Реалистическое изображение быта и нравов черты оседлости было восторженно принято многими читателями. Однако роман сильно разозлил и восстановил против себя ортодоксальные круги, в которых на долгое время прозвище «Мапка» стало синонимом вольнодумца. С особенной силой на роман Мапу обрушился Мойше Лейб Лилиенблюм – писатель и публицист, бывший в оппозиции к движению Хаскала. Он писал, что Мапу – всего лишь один из «мечтателей», чья вера в иврит и в высокий интеллект без исполнения заповедеей иудаизма не принесет еврейскому народу ничего хорошего.

«Ханжа» нажил Мапу множество врагов. Поэтому когда в 1860 году он готовился выпустить в печать свой новый роман «Визионер», или «Хозэ Хэзьонот», об эпохе Шабтая Цви и саббатианской ереси, министерство народного просвещения запретило печатать книгу по цензурным соображениям. Аргументом стало то, что проводимое Мапу сравнение хасидов с саббатианцами «несправедливо и может возбудить сильный ропот и негодование значительной части еврейского населения». Тираж книги был уничтожен.

В 1865 году Авраам Мапу выпустил свой последний роман «Вина Самарии». В нем он вновь вернулся в Древний Израиль и попытался воссоздать жизнь еврейского народа в период ассирийского нашествия. Снова у Мапу получился роман-мечта – с обилием красочных описаний краев, которых он никогда не видел, и героями, которые верят в простоту и близость к природе, борются за свою свободу и побеждают страх.

Работа над книгой далась Мапу тяжело, он сильно заболел. Брат Маттафия, ставший к тому времени жителем Парижа, позвал его к себе и обещал найти хорошего врача и больницу. Мапу двинулся в путь, однако во время пребывания в Кёнигсберге почувствовал себя хуже и умер в Йом Киппур, 27 сентября 1867 года. Он так и не увидел город, в котором происходило действие его любимого романа «Парижские тайны».

Пройдет время, и книги Мапу станут символом национального возрождения для сионистского движения. Потом появится Государство Израиль, и именем Мапу назовут улицы в Тель-Авиве, Афуле, Реховоте, Беэр-Шеве и Хадере. В Иерусалиме улица Авраама Мапу перетекает в улицу Шолома-Алейхема. Классик художественной литературы на идише в автобиографической повести «С ярмарки» описал, как прочел «первый еврейский роман “Сионская любовь” Maпy», плакал «горькими слезами» над участью его героев, а потом купил бумаги, сшил из нее тетрадь и написал роман по образцу «Сионской любви».

В «Марше жизни» в Освенциме примут участие около 10 тысяч человек

В «Марше жизни» в Освенциме примут участие около 10 тысяч человек

Тысячи представителей молодежи, главы правительств, послы, священнослужители, представители интеллигенции и футбольные команды со всего мира примут участие в «Марше жизни» в Польше в память о погибших в Катастрофе.

Посол США в Израиле Дэвид Фридман возглавит делегацию послов США и представителей Белого дома на «Марше жизни». В этом году мероприятие будет посвящено борьбе будущего поколения с антисемитизмом и памяти еврейства Греции. «Мы участвует в марше, чтобы напомнить миру об ужасах», — сказал д-р Шмуэль Розенман, председатель «Марша жизни».

31-й «Марш жизни» пройдет 2 мая, в День Катастрофы и героизма европейского еврейства. Около 10 тыс. евреев и неевреев со всего мира пройдут 3,2 километра между лагерями смерти Освенцимом и Биркенау.

Участники марша призовут к борьбе против антисемитизма на фоне увеличения числа преступлений на почве ненависти против евреев во всем мире за последние два года. Они примут участие в крупномасштабной кампании под девизом «Скажи нет антисемитизму».

Согласно отчету министерства диаспоры, в 2018 год в мире было убито наибольшее число евреев на почве антисемитизма, начиная с 1994 года. В нынешнем году уже были зарегистрированы сотни антисемитских инцидентов.

Визит главы Еврейской общины Литвы Фаины Куклянски в ЮАР

Визит главы Еврейской общины Литвы Фаины Куклянски в ЮАР

Председатель Еврейской общины Литвы Фаина Куклянски находится с официальным визитом в Южно-Африканской Республике. Впервые после 30-летия независимости лидер евреев Литвы посещает одну из самых больших диаспор литваков.

Во время встречи с Еврейской общиной ЮАР будут обсуждены вопросы восстановления гражданства, исторической справедливости, возможности сотрудничества на 2020 год – год Вильнюсского Гаона и истории евреев Литвы.

Выставка живописи и рисунков А. Савицкаса

Друзья, приглашаем вас на выставку живописи и рисунков

«Аугустинас Савицкас. К 100-летию со дня рождения. Из коллекции

проф. Й. А. Пилипавичюса»

в галерее Вильнюсской Академии художеств «Академия» (Вильнюс, ул. Пилес, 44). Открытии экспозиции состоится 15 апреля, в понедельник, в 17.00.

 

Соболезнование

Соболезнование

Еврейская община (литваков) Литвы скорбит в связи со смертью многолетнего члена общины Эдит Пташек. Выражаем самые искренние соболезнования сыну Даниэлю и близким Эдит.

Соболезнование

Соболезнование

С глубокой скорбью сообщаем, что на 72-ом году жизни умер Герцль Гурвич. Выражаем искренние соболезнования брату, Вульфу Гурвичюсу. Похороны состоятся в городе Хадера, Израиль.

Еврейская община (литваков) Литвы 

Вильнюсская мэрия финансировала открытие мемориальной доски Й. Норейке, – свидетельствуют документы

Вильнюсская мэрия финансировала открытие мемориальной доски Й. Норейке, – свидетельствуют документы

Вильнюсская мэрия восстановит мемориальную доску одному из лидеров партизанского движение Литвы Йонасу Норейке (генералу Ветре) на здании Библиотеки им. Врублевских Академии наук Литвы, сообщил мэр столицы Ремигиюс Шимашюс, – сообщает портал delfi.lt.

“Мы нашли документы, согласно которым в 1998 году муниципалитет выделил на эту доску 7741 лит. По тем временам это была немаленькая сумма. С учетом этих обстоятельств, сегодня я принял решение, что мэрия восстановит мемориальную доску генералу Ветре – вернемся к тому, что было до вчерашнего утра, до того момента, как вандал с кувалдой решил внести раздор в наше общество”, – написал в своем аккаунте в Facebook Шимашюс.

По его словам, будет сделана новая доска или восстановлена разбитая. Сразу после инцидента мэр утверждал, что доску муниципалитет восстанавливать не будут.

“Напомню, что мэрия не была инициатором появления этой доски, поэтому восстанавливать ее не планируем”, – писал тогда Шимашюс.

Восстановить мемориальную доску Й. Норейке мэра призвал премьер-министр Литвы Саулюс Сквернялис и парламентарии.

Во вторник Р. Шимашюс сказал, что при обсуждении этой темы не надо руководствоваться эмоциями.

“Еще раз прошу всех не манипулировать этой темой, пока эмоции не успокоились – давайте сделаем перерыв на несколько месяцев, чтобы освежить головы, а потом вернемся к цивилизованной дискуссии о Йонасе Норейке, его сложном жизненном пути, и необходимости и способе увековечивания его памяти. Давайте вести себя, как свободные и достойные хозяева своей страны и города, не надо играть по сценарию, навязанному Кремлем и местным вандалом”, – написал мэр в Facebook.

Мемориальную доску Й. Норейке разбил кандидат в Европарламент Станисловас Томас. По факту нарушения общественного порядка правоохранительные органы Литвы проводят расследование.

Деятельность Й. Норейки в литовском обществе оценивается неоднозначно. На протяжение некоторого времени не смолкают дискуссии о том, надо ли оставить мемориальную доску партизанскому лидеру. Будучи командующим Шяуляйским округом, Й. Норейка подписал документы о создании гетто и присвоении имущества литовских евреев.

 

Годовщина страшной “Детской акции”

Годовщина страшной “Детской акции”

Раввин Хаим Бурштейн

Сегодня 3 Нисана – годовщина страшной “Детской акции” – уничтожения еврейских детей Каунаса в гетто, расположенном в предместье города – Слободка (Вильямполь), осуществленного немецкими нацистами и их местными литовскими пособниками. Не забудем и не простим!

Глава из книги “Мусар ешивы Слободка (Хеврон)”, которую мы готовим к печати:

Гибель еврейских детей

Во мраке жизни в гетто у узников были лишь редкие лучи света – главным источником которых были дети. Они излучали так много добра, любви и света, что сердца взрослых таяли от радости. Больше всего на свете евреи боялись, чтобы немецкий дьявол смерти не коснулся их детей. Невозможно представить себе радость родителей, когда по вечерам, после тяжелого рабочего дня их сыновья шли учиться в «Тиферет Бахурим». Тогда, занимаясь Торой, они забывали о своих тяжких страданиях, слабости и голоде. Как можно не сохранить в памяти вечернюю молитву Маарив, когда дети трепетно молились после учебы! С какой надеждой они произносили Б-жественное имя, обращаясь к Всевышнему с просьбой о спасении из беды их семей и всего еврейского народа! Сколь воодушевленно малые дети читали Теилим, написанные царем Давидом в Земле Израиля, куда они мечтали подняться, покинув Литву, залитую еврейской кровью!

И все-таки наступил день, кода то чего больше всего на свете боялись узники гетто, случилось… 

3 Нисана, 27 марта 1943 г. еврейская полиция получила указ явиться на проверку в чистых отглаженных костюмах и рано утром вышла за ворота гетто. Рабочие бригады, как обычно, были выведены за колючую проволоку на места принудительных работ, и в гетто остались преимущественно женщины и дети.

Ровно в 8:00 гетто было окружено крупными силами полиции, туда въехали десятки автобусов с немецкими солдатами, их местными пособниками, украинскими националистами Бандеры и власовцами, предавшими свою страну и народ. По гетто ездила машина, которая через громкоговорители объявляла приказ всем оставаться в домах; за нарушение приказа грозил расстрел. Все эти разношерстные убийцы ходили из дома в дом, выволакивали плачущих детей и затаскивали их в автобусы. Несчастные матери бежали за своими детьми, пытаясь отбить их у губителей. Женщин били по головам прикладами автоматов, они падали, и, кто могли, вставали и снова бросались за своими детьми, пока их не били еще и еще раз. Одна женщина от горя лишилась рассудка и разразилась диким смехом, который еще долго раздавался на улицах Слободки… 

Все, кто могли, начали прятать детей в различных заранее сделанных тайниках. Бункеры, предуготовленные для самых худших случаев, начали наполняться детьми. Для того чтобы самые маленькие из них не кричали, матери давали им снотворное. Одна мать, желавшая спасти своего кричавшего от страха ребенка, дрожащими руками ввела ему укол успокоительного, но не рассчитала дозу. Ребенок успокоился и не был обнаружен, однако потерял сознание и вскоре скончался от передозировки. Другая несчастная женщина скрывала своего ребенка под подушками, и, на ее счастье, украинский полицай, зашедший в комнату, его не обнаружил. Радость матери была безгранична, но когда она подошла взять своего сына, то нашла лишь его остывающее тело. Ребенок задохнулся в своем укрытии.

Жуткие сцены происходили на улицах Слободки, когда матери вцеплялись в своих дочерей, отдавая за них свои жизни, а литовцы стреляли в них в упор и вытаскивали любимых детей из их слабеющих рук. Одна мать обратилась к полицейскому: «Возьмите также меня, я хочу быть с моим ребенком!» Тот грубо оттолкнул ее и процедил сквозь зубы: «Твое время еще придет!»

Матери рвались в автобусы, в которых были собраны их дети; их отгоняли ударами прикладов винтовок, собаки рвали зубами их одежду вместе с плотью… Одна мать так крепко вцепилась в поручни автобуса, что никак не удавалось ее оттащить; она была убита выстрелом в сердце. Ее ребенок, находившийся в автобусе, видел смерть своей матери. Страшные крики раздавались повсюду на улицах Слободки. Несколько автобусов подъехали к больнице, откуда забрали всех находившихся там детей, лишь немногих удалось спасти, спрятав в кроватях взрослых пациентов. Полные автобусы покидали гетто, и на их место въезжали новые…

Детская акция продолжалась до наступления сумерек, когда мужчины начали возвращаться со своих работ. Однако гестапо не было удовлетворено своим «уловом». У немцев были точные списки, и они знали, что многие дети были спрятаны и избежали смерти.

На следующий день автобусы с солдатами снова въехали на территорию гетто. За те два дня из гетто были вывезены 2000 детей, которых отправили в лагеря уничтожения Освенцим и Майданек. В те же дни детские акции произошли в Кедайняй, Шяуляй и других гетто и лагерях.

Таким образом, за эти два дня были отправлены на уничтожение почти все дети литовского еврейства, кроме тех немногих, кого удалось спрятать. Из-под земли Европы, залитой еврейской кровью, высоко в Небеса возносились молитвы душ замученных еврейских детей: «Отец наш, Царь наш, взгляни на кровь Твоих убитых детей!»

На фотографиях:  Девятый форт – место уничтожения 30 тысяч евреев Ковно (Каунас).