В Еврейской общине Литвы представлен общий проект ЕОЛ и Мальтийского ордена: в ноябре 2015 г. в Мюнхене прошел благотворительный концерт. Было собрано 123 тысячи евро для литовских Праведников.

читать дальше

2016 год в Литве объявлен годом памяти президента К. Гринюса

Израильский мемориал Холокоста "Яд Вашем" присвоил титул Праведников народов Мира Казису Гринюсу и его супруге Кристине. Это звание было присвоено им на основании свидетельств бывшего узника Каунасского гетто Дмитрия Гальперина.

читать дальше

Конференция Европейский Фонд Ротшильда

Европейский Фонд Ротшильда 25 – 28 октября организовал в Вильнюсе конференцию, посвященную сохранению Еврейских кладбищ. На форуме также шла речь о развитии сотрудничества между организациями, ответственными за сохранение еврейского наследия.

читать дальше

Президент Литвы Даля Грибаускайте в Израиле встретилась со своим израильским коллегой Реувеном Ривлиным

Это первая официальная встреча главы Литовского государства и избранного в прошлом году президента Израиля. На встрече были обсуждены актуальные вопросы региональной безопасности и двустороннего сотрудничества.

читать дальше

Вильнюсская Хоральная синагога

В сентябре 1903 г., во время празднования Рош-Ха-Шона (еврейского Нового года), в Вильнюсе была открыта синагога «Тахарат Хакодеш». В переводе с ивирита «Тахарат Хакодеш» означает очищение святыни. Здание построено в мавританском стиле. Это единственная синагога Вильнюса, оставшаяся после Второй мировой войны.

читать дальше
<
>

Отчетно-выборная конференция ЛСК “Маккаби”

Дорогие друзья,

29 мая в Еврейской общине Литвы (Вильнюс, ул. Пилимо, 4) состоится отчетно-выборная конференция Литовского Спортивного клуба “Маккаби”. Начало в 12.00.

В повестке дня предусмотрено: отчет исполнительного органа и выборы нового Совета клуба, обсуждение и подтверждение Устава клуба “Маккаби”.

 

Совет Литовского Спортивного Клуба “Маккаби”.

Приглашаем на концерт музыкантов из Германии

Дорогие друзья,

 

Гости из Германии приглашают на концерт еврейских песен

„Zing Mir A Lidl“:

Катарина Мютер (аккордеон, вокал)

 

Даниэль Кан (кларнет, аккордеон, вокал)

 

Росвита Даш (скрипка, вокла)

 


29 мая 2016 г. (в воскресенье) в 17.00
В Еврейской общине (литваков) Литвы
(Вильнюс, ул. Пилимо. 4)
Концерт бесплатный,
однако мы будем рады небольшому пожертвованию

Соболезнование

25 мая умер член Клайпедской Еврейской общины и Социального центра

Михаил Зильберман (15 01 1939 – 25 05 2016).

Выражаем искренние соболезнования родным и близким Михаила.

Лаг Ба-Омер – праздник костров

lag ba omer

 

Сегодня, 26 мая (18 ияря), иудеи отмечают праздник Лаг ба-омер.

Традиция этого праздника восходит ко временам существования Иерусалимского Храма. Слово «омер» на иврите означает сноп, а еще омер — это мера сыпучих тел, которая в древние времена считалась достаточным количеством зерна для одного человека на день.
На второй день Песаха полагалось приносить дар в Храм сноп ячменя нового урожая. Это был первый омер. На следующее утро возносили Б-гу молитву об урожае. Начинали отсчет «дней омера». Всего 49 дней, от Песаха до Шавуота, по числу дней от Исхода из Египта — до получения Торы. Каждый день имеет свое порядковое число.
На пятидесятый день в Храм приносили второй омер — сноп пшеницы нового урожая. Согласно Торе, время между первым омером и вторым сопряжено с большим количеством ограничений. Оно называется периодом трепета и надежды, так как в эти семь недель решается судьба всего года — быть ему урожайным или нет. И лишь на тридцать третий день отсчета омера, в Лаг ба-омер, снимаются многие ограничения, устраивается «перерыв» в тревогах семи недель.

В Лаг ба-омер ортодоксальные иудеи впервые стригут трехлетних детей

Лаг ба-омер окружен многими преданиями. Одно из них — эта легенда об учениках рабби Акивы, которые во времена императора Адриана под страхом смерти продолжали изучать Тору. Собираясь на свои тайные встречи, они нередко одевались как охотники, брали с собой луки и стрелы, чтобы обмануть бдительность римских стражей.

В Талмуде рассказывается, что у рабби Акивы было 24 тысячи учеников, и что все они, кроме пяти, умерли от эпидемии в период между Песахом и Шавуотом в наказание за неуважительное отношение друг к другу. Мор длился тридцать три дня. Поэтому в этот период, в первые 33 дня счета омера между Песахом и Шавуотом, евреи всего мира соблюдают ряд траурных обычаев: не стригутся, не проводят веселые застолья и свадебные церемонии. Принято считать, что именно в Лаг ба-омер прекратился мор, и поэтому на этот день траурные обычаи повсеместно отменяются.

В память об учениках рабби Акивы дети стреляют из луков

В некоторых источниках дается иная интерпретация значения этой даты. Евреи не раз бунтовали против римских оккупантов. Одно из таких восстаний возглавил Бар-Кохба. Есть мнение, что большинство добровольцев, сражавшихся в его армии, были учениками рабби Акивы. Превосходство Рима было неоспоримым, восставшие понесли ряд тяжелых поражений и были разгромлены. Однако, именно в Лаг ба-омер Бар-Кохба сумел одержать крупную победу. Его солдаты радостно отметили это событие, и в память об их триумфе Лаг ба-омер отмечается и по сей день.

Существует еще одно объяснение традиции праздновать Лаг ба-омер.

Одним из лучших учеников рабби Акивы был рабби Шимон бар Йохай (Рашби). Он входил в число пяти учеников, переживших эпидемию и также принимал активное участие в восстании Бар-Кохбы. Считается, что Рашби умер в Лаг ба-омер. В память о нем сложилась традиция посещать в день Лаг ба-омера его могилу (похоронен на горе Мирон близ города Цфат). Во время его кончины над телом вознесся видимый столб огня, и поэтому появился обычай во время праздника Лаг ба-омер жечь костры. В Израиле в этот вечер разжигают десятки тысяч костров.

В этот день в школах выходной. Дети еще за месяц начинают собирать дрова для этих костров и складируют их в подвалах домов.

Школьники выезжают на природу целыми классами в сопровождении учителей. Каждый класс собирает дрова, и очень переживают о том, чей костер будет больше и дольше будет гореть.

На этих выездах принято играть в лук со стрелами. Дети готовят лук и стрелы, а затем устраивают соревнования по стрельбе из лука и веселые эстафеты. Но это не только дань чести учениками, воинам и традициям. Более глубокий смысл скрывается в этом обычае: радуга (на иврите кешет — слово, которое означает также «лук») — это знак свидетельства о клятве Всевышнего, о Его обещании никогда более не наводить на землю потоп. Костры символизируют Тору.
Царь Соломон писал, что Слово Б-жье является источником мудрости и источником света: «Заповедь – светильник, а Тора — свет».

Марюс Ивашкявичюс: Евреи. Проклятие Литвы

marius-ivaskevicius-60923755

Марюс Ивашкявичюс — литовский прозаик, драматург, киносценарист, режиссёр. Родился в Молетай (26.03.1973), небольшом городке в пятидесяти километрах к северу от Вильнюса. Окончил филологический факультет Вильнюсского университета, где изучал литовскую филологию. В 1996 году издал дебютный сборник новелл „Kam vaikų“. В 1998 году дебютировал как драматург. С того же года является членом Союза писателей Литвы. Произведения Марюса Ивашкявичюса переведены на английский, белорусский, итальянский, немецкий, польский, русский, словенский, французский и другие языки.

 

Перевод с литовского Г. Ефремова

Кажется, мы наконец-то можем точно определить тех, кто сегодня вслух говорит об истреблении евреев в Литве. Либо они устраивают себе рекламу, поскольку подобное модно в Европе, либо их деятельность финансируют сами евреи. Все эти шокирующие подробности, эта хроника растерзания еврейских младенцев, когда для экономии пуль им разбивают головы о деревья, – есть не что иное как растравление незажившей раны грязными, неумелыми пальцами. Таким способом травмируется ещё одно поколение литовцев, наших детей, рождённых уже на свободе, ибо эти действия вызывают не раскаяние или хотя бы сострадание, а возбуждают ещё бóльшую ненависть к евреям, – именно так работает естественный инстинкт национального самосохранения. Каждый народ уникален, поэтому для нас не подходит опыт Германии, когда именно через просвещение, самораскрытие, скрупулёзное исследование нацистских зверств пришло облегчение и окончательное исцеление. Там всё происходило сразу после войны, события были близки, а сегодня убийцы и свидетели почти вымерли, и поэтому Литва должна отыскивать собственный путь. Ведь недаром наши интеллектуалы, хронисты, комментаторы утверждают: не нужно, нельзя бередить эту рану, сначала пусть она заживёт, подёрнется забвением. Забытьё иногда не менее ценно, чем память.
Я из Молетай. Это – городок невероятной красоты с тремя внутренними озёрами и ещё тремя сотнями окрестных; да что тут говорить – все знают Молетай, литовский дачный рай. Во время войны, точнее, в один летний день 1941 года здесь были расстреляны две тысячи евреев. Иначе говоря, восемьдесят процентов населения. Более чем две трети жителей местечка исчезли за несколько часов и были зарыты в общей яме. Руководили убийством немецкие нацисты. Стреляли местные литовцы. Таковые сухие факты и цифры. Сейчас место казни – на окраине города. В советское время там был устроен скверик с мемориальной доской, а совсем рядом, то есть, буквально тут же, а может быть, прямо на краю огромной могилы расположилась районная строительная организация. Так что две тысячи наших земляков оказались у неё на задворках, среди нагромождения строительной техники, кирпичей, блоков, зажаты бараками, складами и бытовками, –  словом, так искусно упрятаны, что я, рождённый и выросший в Молетай, ни разу на то место не попал и даже не знал о нём. Всё это существует и сегодня, только теперь это скорее свалка ржавой техники и строительного мусора, да и сам сквер выглядит жалко, если не сказать плачевно. Это зона застывшего, мумифицированного советского времени, кладбище растрескавшихся бетонных плит, сквозь которые пробивается трава. Я видел много похожих мест в российской, украинской глубинке, но там и весь фон такой: развал, разлом и распад. А Молетай никак не назовёшь останками советского гнилья, город с каждым годом хорошеет, «европеет», прокладываются велодорожки, оздоровительные тропы вокруг озёр, возникают теннисные корты, новые супермаркеты, и только там, где лежат евреи, – полный штиль. Год назад была оторвана и мемориальная доска, заодно со звездой Давида. Теперь случайным прохожим никак не понять, что это за место, к чему этот брошенный сквер. Единственная сохранившаяся надпись на мятой бумаге призывает „Не сорить!“. Так заживает, зарастает величайшая во всей молетской истории рана, ибо Литва избрала именно такой способ обращения с памятью о загубленных евреях. Своеобразный, не похожий ни на чей другой. В самом деле: смелая страна. Ведь наших евреев мы зарыли не затем, чтобы позже ставить им памятники, а затем, чтобы их не осталось. Не только признаков жизни, но даже смерти. Ведь нам это больно, это может травмировать наших детей, пусть раны рубцуются сами.
В один из майских выходных этого года футбольный агент из Израиля по имени Цви пришёл к этому нашему скверику, где лежит более двадцати его родных. Деды, дяди, тётки, их сёстры и братья, – все коренные, молетские. По еврейскому обычаю на большой камень, с которого содрана памятная доска, он положил малый камушек. Ещё побыл там, постоял. Собрался уже уходить, но тут ввалились местные забулдыги и стали пить. Не таясь, прямо на могиле. Когда Цви остановился и поглядел на них, от компании к нему подбежал мутноватый тип с криком: „Чего смотришь!“. Конфликта удалось избежать лишь благодаря характеру Цви, он очень покладистый. Потом они даже разговорились. Цви спросил, почему они приходят пить именно сюда, ведь в Молетай столько прекрасных мест у озёр. Ответ был: а что – удобно, укромно, никто не видит.
Подумаешь, невелика трагедия, это простые литовские пропойцы, им дела нет, да и вряд ли известно, что под ними – две тысячи убитых людей, что они пьют и опорожняются прямиком на их кости. Они просто-напросто хотят жить в свободной стране и не знать её тёмного прошлого. „Пусть рана сперва заживёт, тогда и поговорим о ней“. Зато взгляд городских властей уже совершенно другой – сознательный. Когда Цви на месте разбитого вандалами памятника предложил построить (за свои деньги) новый, молетские чиновники во главе с мэром бросились ему наперекор, уверяя, что новый монумент – это дело их чести, поэтому город берёт на себя всю организационную и финансовую ношу. Мало того, 29 августа, в день 75-летия еврейской резни, в Молетай будет устроено памятное шествие по главной городской улице, той самой, по которой когда-то к яме гнали несчастных. Со всего света приглашены потомки молетских евреев, в шествии примут участие президент и премьер Литвы, другие высокие лица, съедутся звёзды, вечером состоится концерт, потом угощение, выставки. Такой вот пример подлинного раскаяния, значимый жест примирения.
Вы поверили?
И правда, как это было бы мудро. И просто. Нужна только воля, желание, ведь это немного стóит, примерно как двадцать метров велодорожки, а между тем символическое значение такого жеста, такого шага неоценимо, это событие прогремело бы на весь мир, во всех еврейских общинах, по сути – за один вечер мы смогли бы решительно изменить свой образ, и всё это без публичного покаяния, которого так боимся, а просто всем показав, что мы уже не равнодушны, мы выросли, усвоили, чтó случилось, и мы теперь с той стороны, где жертвы, а не убийцы.
Цви, – он действительно, на свои деньги хочет поставить новый памятник, который уже делается. Но земля, где лежат погубленные евреи, – казённая. На памятник требуется разрешение. Чтобы его получить, Цви постоянно летает из Тель-Авива в Литву, обивает пороги молетской власти и бесконечно плутает по кабинетам. Иначе сказать, всё делается для того, чтобы он заблудился в наших бюрократических лабиринтах: вдруг лопнет терпение и человек откажется от своего плана.
Мне, наверное, впервые так стыдно за мой город. Бойня длится: одни крадут памятные доски с братских захоронений, другие не позволяют их восстановить, третьи безразлично наблюдают. Объясните: как, каким тоном, в какой тональности можно растрогать чуткую литовскую душу, чтобы она однажды пришла на такую могилу и сказала себе: здесь лежат мои евреи. Дети, которые передо мной носились по городским дворам, лазали по деревьям, плескались в тех же самых озёрах, их родители, которые, как и мои, шли на работу по тем же улицам, ссорились, хохотали, для всех них этот город был домом, они любили его так же, как мы, только их однажды всех расстреляли и сами они не могут об этом сказать. Кто-то другой должен это сделать за них. Они умерли.
Я даже не пробую вообразить, каково им было над ямой. Пытаюсь представить себе, каким был город наутро после расстрела. Через неделю. Спустя год. Беспросветная пустота. Немота. Из почти трёх тысяч жителей осталось семьсот. Магазины, конторы, „бубличные“, футбольный клуб, самодеятельный драмтеатр – всё обрушилось в эту яму. Старожилы рассказывают, что исполнителей казни и расхитителей еврейского скарба преследовало проклятие: страшные болезни, утраты близких, их дети тонули, гибли в авариях. На одном кладбище в Нью-Йорке стоит памятник жертвам той бойни. Он был установлен сразу после войны усилиями евреев, эмигрировавших из Молетай в межвоенную пору. На нём выбито: „И да отмстит Господь за их кровь“. Догадываюсь, что на свете много таких обелисков с проклятиями каждому литовскому городу и местечку. То поколение евреев нас не простило и уже, видимо, не простит, я это ощутил в Америке, где встречал литваков и говорил им, откуда я приехал. Мгновенно изменялся не просто взгляд на меня, менялся сам взгляд. Эти старые глаза смотрели на меня как на потомка убийцы их близких. И я их вполне понимаю: пока мы поимённо не назвали палачей, не осудили их (а некоторым даже собираемся ставить памятники), до тех пор в их глазах головорезами будем все мы. И это уже не коллективная вина, от которой мы с таким пылом открещиваемся, а коллективное проклятие – и мы сами его на себя навлекли.
Но Цви и такие, как он, – это уже другое поколение. Они заново обретают свою утерянную землю, им просто любопытно повидать домá своих предков, их дворы, улицы и, поверьте, им совсем не нужны их-ваши старые кособокие хижины, они приезжают сюда не затем, чтобы отнять у нас жильё, они лишились гораздо большего, чем эти дедовские дома и расхищенная мебель.
29-го августа, в годовщину убийства, в Молетай обещают приехать окола сорока потомков молетских евреев со всего мира: из Израиля, США, ЮАР, Австралии, Уругвая. И будет их шествие по главной городской улице, по той самой дороге, где 75 лет назад гнали на смерть их близких. Это шествие организуют они сами. И город Молетай обещал им (пока) не мешать, даже на несколько часов прекратить движение по улице, где пройдёт шествие. И всё. Да, будто бы существуют два города с одним именем, и один, сущий в нашем времени, другому, параллельному, из прошлого, милостиво позволяет воспользоваться своей улицей. Представьте себе, сорок молетских евреев в тот день двинутся в путь к родным могилам, а шесть тысяч молетских литовцев будут глядеть на них из своих окон. Но так уже было – 29 августа 1941 года. Когда евреев гнали по этой улице, а несколько местных белоповязочников бежали впереди и кричали в окна: „Не смотреть!“. Кто посмотрит, будет вытащен из дому и отправлен вместе с евреями.
Да, они прошагают, они почтут своих павших, возможно, даже воздвигнут памятник. Но потом они все уедут, и те две тысячи наших закопанных земляков вновь останутся в немой очной ставке с нами. Опять они будут мёртвы, а мы – живы, поэтому мы оскверним тот камень и будем дальше пить и испражняться на их могиле.
Это самое страшное, что может случиться, но пока именно этот сценарий наиболее вероятен. И я не знаю, как быть, чтобы этого не случилось. Мой город, существующий в нынешнем времени, не хочет или не в силах постичь значение этого события. Ему надо помочь. Помочь снять проклятие, длящееся 75 лет. Знаю, что есть мои земляки, которые хотят присоединиться к шествию, но боятся. Вы представляете? 2016 год, Литва, – люди в провинции всё ещё напуганы, им кажется опасным отдание почестей жертвам геноцида. Поэтому я зову всех, кто может и хочет: президента Литвы, председателя правительства, всех правых, левых, любых, земных и звёздных, прославленных и безвестных, всех, кто в этот день будет у молетских озёр, – приехать, прийти… Ничего не придётся делать, только идти, несколько километров по городку Молетай, вместе с нашими евреями. Сообща помолчать, посмотреться в глаза друг другу. Почти не сомневаюсь, что кто-то заплачет, ибо такие минуты ранят в самое сердце. Кто-то из них и кто-то из нас. И этого будет довольно. Только всего – показать им и себе, что больше мы не враги.
Это шествие так или иначе случится. Вопрос только один: наши евреи снова пойдут одни или на этот раз мы будем заодно с ними.
Так хочется верить, что это будет ясный, солнечный день на закате лета. 29-е августа. День, когда свершилось примирение.

Бар/Бат-Мицва в Еврейской общине Литвы

shimshon

В понедельник, 23 мая, в Вильнюсской Хоральной синагоге и в зале им. Яши Хейфеца Еврейской общины (литваков) Литвы для 26 ребят (15 мальчиков и 11 девочек) состоялась праздничная церемония Бар/Бат-Мицва.

Что же такое Бар/Бат-Мицва?

В традициях многих народов мира отмечается момент перехода от детства к взрослой жизни. В чем же состоит отличие ребенка от взрослого? У каждый народа свои критерии взросления, и эти критерии, как правило, связаны с тем, как тот или иной народ осознает себя, в чем видит свои отличительные особенности, что считает для себя самым важным.

читать дальше

Большой праздник для всей семьи!

Еврейская община (литваков) Литвы и
Еврейский спортивный клуб Литвы “Маккаби”
приглашает на большой праздник открытия летнего сезона для всей семьи!

5 июня, с 11.00 до 16.00

“Вильнюсский стадион футбольных фанатов”
Линкмяну, 8

Программа:

Футбольный турнир для детей и взрослых

регистрация команд (Павел Гуляков): +37068542463 или p.guliakov@gmail.com

Турнир по бадминтону

регистрация (Геннадий Плавин): +37069940918 или plavinas@takas.lt

Марафон израильских танцев с Кариной Семеновой

регистрация не нужна :-) с 12.00 – 14.00

Занятия для самых маленьких участников праздника
вместе с координаторами клубов “Дуби” и “Дуби Мишпоха”
Алиной Азукайтис, Маргаритой Кожеватовой, а также с мадрихами

Фаина Куклянски: перипетии закона О двойном гражданстве

MILDAR-0138web

Председатель Еврейской общины (литваков) Литвы Фаина Куклянски

Дорогие члены Еврейской общины Литвы и евреи, выходцы из Литвы, живущие за рубежом,

Хочу объяснить сложившуюся ситуацию с законом О гражданстве Литовской Республики и его статьи, касающиеся тех лиц, которые стремятся восстановить литовское гражданство, не отказываясь от имеющегося (ЮАР, США, Великобритании и т.д.).

С одной стороны, уровень жизни большинства евреев, живущих за границей, намного выше, чем наш. Понятно, что законы Литовской Республики писались не для евреев. Однако нам, Еврейской общине Литвы, небезразличны евреи, которые живут по всему миру, и их законное желание восстановить гражданство Литовской Республики. Естественно, возникает вопрос, когда они утратили гражданство Литвы?

читать дальше

Лекторий приглашает!

Дорогие друзья,

13 мая 2016 г. исполнилось 100 лет со дня смерти

великого классика еврейской литературы

Шолом-Алейхема

(02 03 1859 – 13 05 1916)

Приглашаем вас на просмотр фильма “Тевье – молочник” (2 серия)

в воскресенье, 22 мая, в 12.00, в зале им. Я. Хейфеца (Ш этаж)

ЕОЛ (Вильнюс, ул. Пилимо, 4)

День Независимости Израиля в Еврейской общине Литвы

Rakija
Еврейская община (литваков) Литвы отпраздновала 68-ую годовщину независимости Государства Израиль.

Йом Ха-Ацмаут – главный государственный праздник Израиля. Он отмечается ежегодно во вторник, среду или четверг, ближайшие к 5 ияра, в память о провозглашении Государства Израиль 14 мая 1948 года (5 ияра 5708 года по еврейскому календарю). 14 мая 1948 года, в день, когда истекал срок британского мандата, Давид Бен-Гурион на заседании в Тель-Авивском музее зачитал Декларацию независимости нового государства, получившего официальное название — Мединат Исраэль (Государство Израиль).

читать дальше