Наука, История, культура

Еврейская община Шяуляйского края отметила 75-летие ликвидации Шяуляйского гетто

Еврейская община Шяуляйского края отметила 75-летие ликвидации Шяуляйского гетто

15 июля в Шяуляй прошли памятные мероприятия, посвященные трагической дате – 75-летию ликвидации Шяуляйского гетто.

Начались они с возложения цветов и камешков к памятнику жертвам Холокоста у бывших ворот в Шяуляйское гетто, под звуки еврейских мелодий, которые исполнили скрипачи школы искусств им. С. Сондецкиса, из зажжённых свечей была выложена звезда Давида.

В торжественной церемонии памятной даты на вилле Хаима Френкеля приняли участие представители еврейских общин Литвы и других стран, председатель ЕОЛ Фаина Куклянски, руководители Шяуляй, Шяуляйского и Радвилишского районов, епископ Шяуляй Эугениюс Бартулис, парламентарий Стасис Туменас, посол Израиля в Литве Амир Маймон, посол Японии Широ Ямасаки, представитель посольства США Шай Мур.

Выступая перед собравшимися, мэр Шяуляй Артурас Висоцкас отметил огромный вклад евреев в развитие города.

Своими воспоминаниями о пережитом поделились бывшие узники Шяуляйского гетто – Ида Вилейкене и Юрий Раак. Лидер Еврейской общины Фаина Куклянски рассказала о трагических переживаниях своей семьи.

Во время памятного мероприятия музыкальные произведения исполнил молодежный оркестр из Кирят Оно (Израиль). Завершающим аккордом торжественной церемонии был Каддиш, исполненный кантором Вильнюсской Хоральной синагоги Шмуэлем Ятомом.

Кроме того, была открыта мемориальная доска Праведнику Народом мира, известному литовскому священнику Йонасу Борявичюсу. Во время Второй мировой войны Й. Борявичюс и его сподвижники спасли около 150-ти евреев.

В Юрбаркасе открыт Мемориал Синагогальной площади

В Юрбаркасе открыт Мемориал Синагогальной площади

В пятницу в Юрбаркасе состоялось открытие Мемориала Синагогальной площади – грандиозного монумента, который увековечил память еврейской общины города, а также Праведников, спасавших в годы Второй мировой войны евреев от неминуемой смерти.

Мемориал Синагогальной площади объединил потомков еврейской общины Юрбаркаса из Израиля, США, Южной Африки, Великобритании, России и Канады, а также филантропов из Литвы, Германии и Израиля.

Площадь и место для мемориала выбрало самоуправление Юрбаркаса, памятник создал известный литовско-израильский скульптор Давид Зунделович и его дети – Анна и Григорий Зунделовичи.

“Мы хотели напомнить, что община – это, прежде всего, люди с их историями и воспоминаниями. Подчеркнуть, что все эти истории и составляют историю этого места. Это стоило безумно больших усилий, времени и средств, большую часть из которых предоставили люди доброй воли”, – сказал Д. Зунделович.

Мемориал создан на частные средства, частично его финансировал Фонд доброй воли. Ранее сообщалось, что стоимость проекта составит 180 тыс. евро. Мемориал Синагогальной площади посвящен жизни многих поколений евреев Юрбаркаса и их трагической судьбе.

Мемориал возведен на улице Кауно, где раньше стояла одна из красивейших в Европе деревянных синагог. В нем использован целый ряд символов, раскрывающих исторические связи города и еврейской общины, имена и профессии проживавших в Юрбаркасе евреев, а также имена жителей Юрбаркаса, которые спасали евреев во время Второй мировой войны.

В торжественной церемонии открытия Мемориала приняли участие спикер Сейма Викторас Пранцкетис, председатель Еврейской общины (литваков) Литвы Фаина Куклянски, посол Государства Израиль в Литве Амир Маймон, литовские парламентарии, общественные деятели, представители городской и районной власти Юрбаркаса, члены Еврейской общины.

Глава литовского парламента напомнил собравшимся о том, что до Холокоста евреи составляли 35 процентов жителей Юрбаркаса.

Выступая на церемонии, израильский дипломат предложил всем представить, каким был Юрбаркас до Катастрофы: как жители этого штетла готовились к встрече Шаббата, как они желали друг другу «Шаббат Шалом» – «Мирной Субботы». А. Маймон отметил, что он рад тому, что открытие Мемориала состоялось в завершение его каденции.

Председатель Еврейской общины Литвы Фаина Куклянски поблагодарила создателей Мемориала, подчеркнув, что художественное решение и ценность этого памятника – пример всей Литве.

“Это прекрасное произведение, которое увековечивает историю города и живших здесь людей”, – сказал мэр Юрбаркаса Скирмантас Моцкявичюс.

В памятнике использованы пять символов: река Неман, иврит, священный город Иерусалим и одна из красивейших синагог в Европе – Юрбаркская. Мостовая и волнистые гранитные полосы символизируют реку Неман. На гранитных волнах выбиты фамилии тысячи семей, когда-то живших в Юрбаркасе — они написаны на иврите и английском. Над гранитными волнами возвышается главный элемент скульптурной композиции — напоминающий старую синагогу в Юрбаркасе.

 

В Каунасе почтили память узников Каунасского гетто

В Каунасе почтили память узников Каунасского гетто

14 июля в Каунасе состоялись мероприятия, посвященные трагической дате – 75-летию ликвидации Каунасского гетто.

Программа памятных мероприятий, которые начались за неделю до основной церемонии, никого не оставила равнодушным. В них приняли участие не только каунасцы и члены Еврейской общины, но и гости второго по величине города Литвы, представители власти, известные политические и общественные деятели, послы зарубежных государств.

К сожалению, как отметил в своей речи профессор Витаутас Ландсбергис, проявления бесчеловечности в мире, как правило, повторяются, поэтому каждый мыслящий человек должен прилагать усилия для того, чтобы такие трагедии, как Холокост, никогда не повторились.

Когда-то знаменитый американский и французский еврейский писатель, журналист, лауреат Нобелевской премии мира 1986 года «За приверженность тематике, посвященной страданиям еврейского народа, жертвам нацизма» Эли Визель сказал:

«Противоположность любви – не ненависть, а безразличие. Противоположность красоты – не уродство, а безразличие. Противоположность веры – не ересь, а безразличие. И противоположность жизни – не смерть, а безразличие. От безразличия умирают ещё до того, как действительно умирают».

Эта мысль человека, пережившего Холокост бывшего узника нацистских концлагерей, проходила красной нитью сквозь все выступления участников памятных мероприятий в IX форту, у ворот Каунасского гетто, на открытии фотовыставки выдающегося литовского фотографа Антанаса Суткуса “Pro Memoria”, в Каунасской Государственной филармонии.

Выражаем благодарность всем, кто оказал помощь в организации памятных дней:

Каунасская еврейская община

Мэрия Каунаса

Еврейская община (литваков) Литвы

Ассоциация «Литовские евреи в Израиле»

Ассоциация «Евреи из Вильнюса и Вильнюсского района в Израиле»

Молодежный оркестр Кирьят Оно (Израиль)

Дуся Кречмер – руководитель проекта “Shalom, Lietuva” (Израиль)

Д-р Линас Венцлаускас

Актеры Лукас Альсис и Густе Жигутите-Пупкявичене

Гиды Деймантас Раманаускас и Ольга Воронова

Музей Каунасского IX форта

Каунасская публичная библиотека им. В. Кудирки

Национальный художественный музей М. К. Чюрлениса

Оркестр им. Св. Христофора

Солист Рафаилас Карпис

Кантор Вильнюсской Хоральной синагоги Шмуэль Ятом.

Выражаем особую благодарность бывшим узникам Каунасского гетто и концлагерей: Дите Кацайте-Жупавичене-Шперлинг, Розе Блох, Фруме Кучинскене, а также детям, пережившим Холокост: Яаарит Глезер, Мики Кантор, Фаине Куклянски, Грише Дейтч, Арье Бен-Ари Гродзенскому, Исраэлю Галь, Маркасу Зингерису, Герцасу Жакасу.

Мероприятия финансировали Мэрия г. Каунас и Фонд Доброй воли.

 

Марюс Ивашкявичюс. Шкирпа или Цвирка?

Марюс Ивашкявичюс. Шкирпа или Цвирка?

Марюс Ивашкявичюс,

ru.DELFI.lt вторник, 16 июля 2019 г.

Я не собираюсь рассуждать об их (Шкирпы и Цвирки) заслугах перед Литвой и в чем их вина, об этом говорилось достаточно много.

Цвирка был хорошим писателем, но точно не великим, были и лучше, даже в числе его современников. Если иметь в виду, что в Вильнюсе есть всего несколько памятников писателям, он может и не заслуживает своего места, поскольку это искажает реальный образ пантеона литовской литературы.

И у меня не болело бы сердце, если бы этот памятник исчез. Это, возможно, было бы лучше и для памяти о самом Цвирке, как о писателе.

Но памятник Цвирке в Вильнюсе и аллея Шкирпы там же (а эти вещи все пытаются сравнивать, противопоставлять друг другу), это отнюдь не то же самое.

Памятник Цвирке поставила оккупировавшая Литву советская власть – независимая Литва не имеет с ним ничего общего.

Это значит, что современная свободная Литва (неважно: есть этот памятник или его нет) не чтит этого человека. А аллея Шкирпы – значит. Улицу его именем назвали уже после восстановления Независимости – это была наша воля, не навязанная со стороны.

И это также означает, что Литва официально одобряет следующие слова Шкирпы: “Очень важно по такому случаю избавиться от евреев. Поэтому надо в стране устроить такую невыносимую атмосферу против евреев, чтобы ни один еврей не осмелился и помыслить, что в Новой Литве он может иметь хотя бы минимальные права и вообще возможность жить”.

А это довольно жуткий призыв (из уст одного из руководителей), если иметь в виду, что вскоре после этого произошло массовое убийство евреев Литвы.

Итак, аллея Шкирпы означает, что сегодняшняя Литва официально все еще одобряет высказанные им мысли.

Это одобряют бывший президент, новый президент, премьер-министр, министры и наконец – все мы.

Такая, если ее несколько упростить, существенная разница между увековечиванием и развенчиванием Цвирки и Шкирпы.

Еврейскую общину Паневежиса посетили эсперантисты разных стран

Еврейскую общину Паневежиса посетили эсперантисты разных стран

В еврейской общине Паневежиса состоялась встреча участников 55-ого Конгресса эсперантистов Балтии из девяти стран. Гости из Бельгии, Германии, Польши, России, Эстонии, Латвии, Израиля, Румынии, Украины говорили на языке, созданном Людвиком Заменгофом – известным лингвистом и врачом.

Председатель ПЕО Геннадий Кофман рассказал гостям о Якове Кане – учредителе клуба эсперантистов Паневежиса. Я. Кан закончил еврейскую гимназию, изучал медицину в Московском университете, сотрудничал с печатью, был участником 26-ого конгресса эсперантистов в Стокгольме. Супруга Я. Кана – Регина (они поженились в 1937 г.) была его помощницей и соратницей. Я. Кана арестовали и расстреляли в июне 1941 г.

Мэрия Вильнюса склонна поддержать предложение о переименовании аллею Шкирпы

Мэрия Вильнюса склонна поддержать предложение о переименовании аллею Шкирпы

Городской совет Вильнюса в среду в первом чтении принял предложение переименовать аллею, находящуюся в центре литовской столицы, и названную в честь дипломата и офицера с неоднозначной репутацией Казиса Шкирпы, в Аллею Триколора.

Окончательное решение будет принято через две недели. Как отметил мэр Вильнюса Ремигиюс Шимашюс, такое решение нужно принять с учетом антисемитизма К. Шкирпы.

“У человека был план избавиться от граждан Литвы, выслать евреев, воспользовавшись случаем, расправиться с ними. Очевидно, что личность, разжигавшая такую рознь, поощрявшая Холокост, не может быть удостоена такой чести в Вильнюсе”, – сказал журналистам перед заседанием горсовета мэр литовской столицы.

По словам автора инициативы Реналдаса Вайсбродаса, Литовский Фронт активистов во главе с К. Шкирпой поднял антисемитизм на политический уровень, что могло побудить часть жителей Литвы к участию в Холокосте. “Это сложный вопрос, и он вызывает немало эмоций”, – сказал на заседании совета Р. Вайсбродас.

“За” проголосовало 27 членов горсовета, 11 против, девять воздержались. Решение поддержали члены фракции Партии свободы Р. Шимашюса, представители Альянса поляков и русских. Соратники Артураса Зуокаса и несколько “аграриев” были против, большинство консерваторов воздержалось.

На фото: участники протестного пикета

Перед заседанием горсовета у здания мэрии в центре столицы около сотни сторонников К. Шкирпы организовали протест. По словам участников пикета, необходимо дать оценку вкладу К. Шкирпы в создание и упрочение независимого государства: 1 января 1919 года он вместе с отрядом литовских добровольцев поднял на башне Гедиминаса литовский триколор. “Давайте не позволим очернять людей, которые положили жизни за Литву и свободу”, – сказал агентству BNS 70-летний Каспарас Гензбигелис. “У этого человека очень много заслуг перед Литвой и переименование названной его именем аллеи будет большим неуважением и к нему, и к государству”, – считает 23-летний студент Томас Куляшюс. По его словам, нет никаких доказательств, что К. Шкирпа имел отношение к Холокосту.

Председатель Еврейской общины (литваков) Литвы (ЕОЛ) Фаина Куклянски после голосования сказала BNS, что довольна его результатами. “Я довольна результатами”, – сказала лидер евреев Литвы. По ее словам, улицы следует называть в честь заслуженных людей, а не тех, кто вызывает противоречивую оценку. “Чтобы назвать улицу чьим-либо именем, нужно, чтобы человек это заслужил. Личность, вызывающая спорные оценки, не подходит, и здесь неуместны споры”, – сказала глава Ф. Куклянски.

Литовские евреи — воплощение Торы и хеседа

Литовские евреи — воплощение Торы и хеседа

Автор: Ехезкель Ляйтнер

Спасение Торы из огня Катастрофы.

Глава 5: Литовские евреи — воплощение Торы и хеседа.

Беженцы в Литве

Хотя по сравнению со страданиями оставшихся в Польше родных и близких жизнь приехавших в Виль­но знатоков Торы казалась раем, они, тем не менее, в полной мере испытали горечь, которая снедает бежен­цев, оторванных от своих корней.

Литовские евреи встречали польских соплеменни­ков с присущими им воодушевлением и гостеприим­ством, которые давно вошли в поговорку. Большинст­во местных евреев после советской оккупации Литвы в июне 1940 года потеряло почти всю собственность и средства к существованию, что не помешало им спус­тя месяцы делиться со своими братьями зачастую пос­ледним — ведь те в разоренной Польше пострадали еще сильней. Щедрость литовских евреев проявлялась с такой беспредельностью, что, если бы не свидетель­ства очевидцев, в нее трудно было бы теперь пове­рить. Никогда еще люди не подвергались такой суро­вой проверке, какая выпала в те дни на долю литов­ских евреев. И они с честью выдержали испытание. Кайшиадорис, пограничная станция на железной дороге Вильно-Ковно, по которой прибывали бежен­цы, для многих стала воротами в свободный мир кро­шечной Литвы. Даже после присоединения Вильно и окружающих его земель к Литовской республике пе­регруженный беженцами поезд нередко простаивал здесь часами. И вот перед составом неожиданно появ­лялся какой-нибудь еврей и принимался в отчаянии взывать:

— Помогите, помогите! Помогите, братья евреи, умоляю вас!

Пассажиры высовывали головы из вагонов, иные даже соскакивали на землю, спрашивая: — В чем дело? Что случилось? — Я живу тут рядом, — отвечал кричавший, — пря­мо за станцией, на той стороне Вокзальной площади.

— И что же у тебя стряслось? Какое горе? — недо­умевали приезжие.

— Пойдемте со мной, добрые люди. Мой дом сов­сем близко. Прошу вас. До отправления поезда еще целых тридцать минут. Идемте же скорей.

Двое, трое, пятеро, а то и больше — кто полюбопытней и посердобольней — следовали за местным.

— Что же у тебя все-таки произошло? Заболел кто? — не выдерживал еще в дороге кто-нибудь из бежен­цев. — Скажи же, в чем дело!

— Ничего такого, благодарю Б-га, не случилось, — отвечал еврей. — Но без вашей помощи не обойтись. Мы тут приготовили для вас самое лучшее. Зайдите ненадолго, — настаивал он. — Закусите, отдохнете не­много. Ну, пожалуйста, не отказывайтесь.

“Проблема” этого человека была типичной для литовского еврея. Несчастных беженцев наперебой уго­щали горячей пищей, хотя сами хозяева были весьма среднего достатка, даже в сравнении со скромным уровнем жизни в Восточной Европе. Накрывался роскошный стол, и вся семья потчевала гостей, подкрепляя их для дальнейшего путешествия в неведомое будущее. Желание местного еврея поделиться, поддержать и подбодрить пострадавшего собрата было на столько сильно, что он готов был упрашивать и упра шивал незнакомых людей не отказываться от его гос теприимства. Жгучее желание помочь беженцам на стезе испытаний затмевало все остальное. Чтобы обрести еду и кров, приезжим не приходилось искать синагогу или еврейскую школу. Если беженцам негде было ночевать, местные евреи отдавали им свой дом, а сами ютились, где придется. И чем больше у него оказывалось гостей, тем счастливей был хозяин: он сумел исполнить мицву гостеприимства и помог утешиться братьям-евреям.

В Слободке, пригороде литовской столицы Ковно коммунисты конфисковали у одного еврея булочную Они разрешили бывшему хозяину работать здесь же наемным рабочим, но и то лишь до той поры, пока нанятые ученики не освоят его профессию. Даже официальные сбережения булочника были экспроприированы Советами. На какое же будущее мог надеяться этот человек!? И тем не менее его вера в Б-га, глубо кая приверженность еврейству придавали булочнику сил и помогали преодолеть превратности судьбы. Он оставался ярким примером правоверного еврея и выполнял мицвы так же, как и прежде, когда его дом славился хлебосольством.

Каждый шабат после окончания утренней службы булочник по-прежнему принимал гостей — да не одного-двух, а как можно больше, — чтобы разделить с ними трапезу. Даже в будни зазывал он “на тарелку горячего супа” беженцев, всех без разбора. Огромные кастрюли постоянно кипели на плите. Армейский ко­тел, полный наваристого бульона, был неизменным ат­рибутом застолий. Беженцы не сомневались, что эти щедрые угощения субсидировались какой-либо еврейской организацией или местным благотворительным фондом, и бывали поражены, когда впоследствии уз­навали — хозяин, не взирая на бедственное положение своей семьи, тратил на них собственные скудные средства.

Все родные булочника, включая даже детей, кото­рые были комсомольцами, прислуживали за столом.

— Не беспокойтесь, у нас все есть, — отвечали они, если гость интересовался их жизнью.

Литовским евреям приходилось тяжело. Их привыч­ная жизнь была разрушена новым коммунистическим порядком. И все же многие, подобно этому булочнику, не испугались. Их истинно еврейский подход к бытию и его проблемам помог им найти моральные силы, чтобы увидеть, что польские беженцы очутились в еще худшем положении и нуждались в гораздо боль­шей поддержке, чем местные евреи, у которых была хотя бы крыша над головой.

Факты проявления благородства и высокой человеч­ности встречались по всей Литве повсеместно, в том числе и в отдаленных еврейских местечках. С одним из таких примеров щедрости, проявленной, правда, очень богатым человеком, автор этих строк столкнул­ся всего за несколько месяцев до присоединения Вильно к Литве. У жены того состоятельного еврея было предостаточно работников и прислуги, но она сама стряпала, пекла и прислуживала беженцам.

— И разве они не знатоки Торы, не ешиботники? Разве не потеряли они в Польше семью и кров? Никто не сможет лишить меня права обогреть и накормить этих несчастных! — И стараясь показать всю искрен ность своего радушия, она подавала вкуснейший домашний хлеб, печености, не жалела муки с собственной мельницы, свежих овощей и фруктов из своего сада и приправленного шоколадом молока. Все эти деликатесы подавались на стол на фарфоре и непременно самой хозяйкой. После возвращения с утренней службы гостей ожидали самые изысканные завтраки. Всем лучшим, что было в доме, беженцев угощали скорей как избалованных детей, нежели как почетных гостей.

Приглашаем почтить память жертв Холокоста

Приглашаем почтить память жертв Холокоста

Еврейская община Шяуляйского уезда и

Еврейская община (литваков) Литвы

Приглашают принять участие в памятных мероприятиях, посвященных

75-летию ликвидации Шяуляйского гетто

15 июля, в понедельник:

11.30 – возложение цветов к мемориалу у ворот Шяуляйского гетто;

12.00 – официальное мероприятие в парке на вилле Х. Френкеля;

15.00 – открытие мемориальной доски Праведнику Народов мира, ксендзу Йонасу Борявичюсу (ул. Вильняус, 245)

16.00 – почтение памяти жертв Холокоста у места массового расстрела в дер. Норутайчяй (Шяулйское р-ое самоуправление);

17.30 – почтение памяти узников гетто, вывезенных в концлагеря, на ж/д станции Радвилишкиса.

Приглашаем принять участие в памятных мероприятиях

Приглашаем принять участие в памятных мероприятиях

Каунасская еврейская община,

Каунасское городское самоуправление,

Еврейская община (литваков) Литвы

Приглашают принять участие в памятных мероприятиях, посвященных

75-летию ликвидации Каунасского гетто

14 июля, в воскресенье:

12.00 – мероприятие у ворот Каунасского гетто (перекресток ул. Кришчюкайчио, 21 и ул. Линкувос, 2);

13.00 – экскурсия по территории бывшего Каунасского гетто и открытие новой стелы (ворота Каунасского гетто – пл. Демократу);

17.00 – Концерт в каунасской Государственной филармонии при участии Молодежного оркестра Кирьят-Оно (Израиль), камерного оркестра им. Св. Христофора, тенора Рафаиласа Карписа.

 

Мероприятия, посвященные 75-летию ликвидации Каунасского гетто

Мероприятия, посвященные 75-летию ликвидации Каунасского гетто

В Каунасе начались мероприятия, приуроченные к 75-летию ликвидации Каунасского гетто.

15 июня в Драматическом театре Каунаса этой трагической дате был посвящен спектакль режиссера Гинтаутаса Варнаса, созданный по одноименной пьесе Джошуа Соболя «Гетто».

29 июня в Каунасском городском музее состоялась бесплатная экскурсия «Голоса надежды». Представитель музея Аушра Страздайте-Зиберкене рассказала о музыкантах еврейского происхождения, которые работали в Государственном театре, музыкальной школе, консерватории, выступали на различных сценических площадках города, об их вкладе в популяризацию произведений литовских композиторов, создание и развитие музыкальной жизни Литвы, а также о трагической судьбе еврейского народа в годы Второй мировой войны.

После экскурсии у посетителей музея была возможность посмотреть документальный фильм «Сестры» (авторы Л. Копач и Д. Сельчинская), рассказывающий историю спасения выдающейся скрипачки Дануте Померанцайте.

Бесплатные экскурсии будут проведены также 12 июля в 17.00 и 13 июля в 12.00. Регистрация по телефону: (8 37) 731 184 или по эл.почте: mkp.kasa@kaunomuziejus.lt

В Каунасе почтили память жертв погрома 1941 г.

В Каунасе почтили память жертв погрома 1941 г.

28 июня в Каунасе почтили память жертв погрома в гараже Лиетукис.

27 июня 1941 г. в гараже кооператива «Лиетукис» (ул. Мишко, 3) несколько десятков евреев были подвергнуты публичным пыткам и казнены.

Памятное мероприятие вел председатель Каунасской еврейской общины Герцас Жакас. Музыкальные произведения исполнили кларнетист Рокас Макштутис и вокалист Виталий Неугасимов.

Память жертв Холокоста была почтена также на еврейских кладбищах Вилиямполе и Жалякальнис, а также в VII форту. Председатель религиозной общины Каунасской хасидской синагоги Исер Шрейберг прочел «Кадиш».

Приглашаем почтить память жертв зверского погрома в Каунасском гараже Лиетукис

Приглашаем почтить память жертв зверского погрома в Каунасском гараже Лиетукис

Каунасская еврейская община приглашает почтить память жертв зверского погрома в гараже Лиетукис завтра, 28 июня, начало в 16.00 (у монумента – ул. Мишко, 3). Затем память жертв Холокоста будет почтена на еврейском кладбище Вилиямполе (ул. Калну), в VII форту Каунасской крепости, а также на еврейском кладбище Жалякальнис (шоссе Радвилену).

«Удмуртский Шиндлер»: Как учитель из Каракулино спас от ужасов Холокоста несколько сотен детей

«Удмуртский Шиндлер»: Как учитель из Каракулино спас от ужасов Холокоста несколько сотен детей

Дорогие друзья, когда мы готовили материал «Страницы истории: 22 июня 1941 г. Спасителей детей из пионерлагеря в Друскининкай», мы получили  от Влада Шаруцкого (уроженца Друскининкай) ссылку на статью российской журналистки Елены Кардопольцевой о подвиге Самуила Певзнера – участнике тех же событий. Благодарим Влада за это! Считаем своим долгом поделиться с вами этой интересной статьей, написанной в 2018 г. 

И. Рукене и Г. Тайцас

КАРДОПОЛЬЦЕВА ЕЛЕНА

Отмечая Победу над нацистской Германией, мы вспоминаем не только тех, кто сражался на полях Второй мировой войны, но и героев тыла. Один из них – Самуил Маркович Певзнер, которого зарубежные журналисты давно называют «удмуртским Шиндлером». О подвиге этого человека «Комсомольской правде» рассказал его сын Марк Певзнер, ижевский врач.

Самуил Певзнер родился в Могилеве в 1910 году в семье лесопромышленника. В 1926 году семья перебралась в Ленинград, где Самуил Маркович работал в хореографическом училище, которое в те годы возглавляла великая Агриппина Ваганова, легендарная артистка балета.

ДЕТИ ДУМАЛИ, ЧТО ИДУТ В ПОХОД

– Война застала Самуила Певзнера в курортном местечке Друскеники (Друскининкай), в детском лагере, куда его направили работать, – рассказывает Марк Певзнер. – 22 июня он сумел очень быстро сориентироваться и сделать все для спасения воспитанников лагеря, приехавших на отдых из ближайших населенных пунктов ЛитвыЭстонии, Западной Белоруссии. Детям объявили, что все они идут в военизированный поход, и велели взять с собой одеяла, личные вещи и сухпайки.

Самуил Певзнер был удостоен звания заслуженного учителя РСФСР и заслуженного учителя УАССР. Также он был отличником народного просвещения СССР

Самуил Певзнер был удостоен звания заслуженного учителя РСФСР и заслуженного учителя УАССР. Также он был отличником народного просвещения СССР

Из воспоминаний Самуила Певзнера:

«К шести часам утра они (фашисты. – Прим. ред.) уже были в деревне Лейпалингес, что западнее Друскининкай Связь с Белостоком была прервана, не могли дозвониться до Вильнюса и Гродно. Мы получили указание об эвакуации всех детей, находящихся в пионерских лагерях на курорте Друскининкай. На небольшом вокзале было несколько тысяч человек. Матери, рыдая, искали потерянных детей, малыши с плачем разыскивали родителей. Мы сажали детей уже в переполненные вагоны, используя не только двери, но и окна. С огромным трудом были размещены дети Белостокского, Литовского пионерских лагерей и детского дошкольного санатория. В эшелон погрузилось около тысячи человек, многие забрались на крыши вагонов, а большинство осталось на вокзале, не попав в эшелон».

ПРОЧЬ ОТ ВОЙНЫ

Вечером 22 июня эшелон двинулся в сторону города Гродно, однако мост через реку Неман был взорван немцами. Машинист собирался вернуться назад, но Самуил Маркович применил силу оружия и буквально заставил его вести состав в сторону Вильнюса. Это решение, пусть и жесткое, оказалось абсолютно правильным.

– На восток они продвигались с огромным трудом, – говорит Марк Певзнер. – Отец вспоминал, что немецкие бомбардировщики временами проносились очень низко над землей – как только они появлялись, поезд останавливался, и пассажиры разбегались, пытаясь спрятаться. Так повторялось не раз, но каким-то чудом состав оставался цел, и в пути ни один ребенок не был ранен. А вот Самуила Марковича контузило и ранило в ногу и руку во время бомбежки в Минске.

Из 140 детей из Белостока, которых спас Самуил Певзнер, только четверо, вернувшись домой после войны, смогли отыскать своих родных.

Из 140 детей из Белостока, которых спас Самуил Певзнер, только четверо, вернувшись домой после войны, смогли отыскать своих родных.

Среди детей, которых Певзнер посадил в эшелон, были русские, украинцы, белорусы, литовцы, поляки, евреи – словом, дети представителей разных народов. Каждый раз, когда поезд останавливался на полустанках, местные жители буквально запихивали своих малышей в состав, чтобы спасти их от приближающейся войны.

Как сложилась бы судьба детей из пионерлагерей, если бы не вмешательство Самуила Марковича?

– Часть этих детей приехали в Друскеники из западно-белорусского Белостока. Уже 27 июня этот городок был захвачен нацистами, и почти 50 тысяч белостокских евреев оказались сначала в гетто, а затем – в лагерях смерти. Из 140 еврейских детей, спасенных Самуилом Марковичем и вернувшихся в Белосток после войны, своих родственников отыскали лишь четверо и только один смог найти маму, – говорит Марк Самуилович.

КАМСКИЙ ПРОСТОР

На десятые сутки поезд с детьми прибыл на станцию Канаш в Чувашии. На станции в Казани их впервые за все время пути накормили вкусным обедом и вручили подарки – сладости. Было принято решение везти детей в Сарапул, где встречающие буквально на руках вынесли эвакуированных из вагонов, накормили, отмыли в бане, а затем разместили в доме отдыха «Учитель». Здесь для них организовали детский дом. Но помещения не были приспособлены к жизни зимой, и в октябре часть литовских детей разместили в селе Дебёсы, а белостокских ребятишек на пароходе отправили в Каракулино.

Каракулино стало для спасенных Певзнером детей вторым домом. Здесь они жили до 1946 года.

Каракулино стало для спасенных Певзнером детей вторым домом. Здесь они жили до 1946 года.

Самуила Певзнера назначили директором детского дома, где разместили спасенных ребятишек.

– В Каракулино дети из Друскининкай жили до 1946 года, – говорит Марк Самуилович. – После этого часть из них вернулась на родину, в Белосток, который теперь принадлежит Польше, часть осталась в Советском Союзе, а позже судьба разбросала их по всему миру. Мой отец остался на Каме, женился на девушке по имени Бася, одной из тех, кто приехал в пионерлагерь из Белостока. Мы с братом Евгением родились в Каракулино и выросли на территории детского дома.

В 1970-х, когда оба сына Певзнеров учились в Ижевске, семья переехала в город, где Самуил Маркович продолжал работать директором турбазы «Югдон». Скончался он в 1991 году, но перед этим еще успел собрать на встрече в Каракулино многих своих воспитанников, в том числе и тех, кого когда-то вывез из пионерлагеря в Друскининкай.

КСТАТИ

Подвиг, достойный экранизации

Ирина Казаринова, заслуженный архитектор Удмуртии, стала инициатором съемок фильма, посвященного подвигу Самуила Певзнера.

– Я считаю, что такие истории заслуживают памяти и экранизации, поэтому мы с моей подругой Александрой Пискуновой, московским кинопродюсером, загорелись этой идеей, – говорит Ирина Казаринова. – Уже готов синопсис фильма, и сейчас Александра с коллегами по цеху собирает все необходимые документы для того, чтобы получить финансовую поддержку в Фонде кино и Министерстве культуры РФ. Предлагаю жителям республики подключиться к нашей работе и придумать название для будущего фильма.

Отмечает значимость подвига и посол России в Израиле Александр Шеин:

– Уникальность подвига Самуила Певзнера заключается в том, что это был единственный эшелон в истории Второй мировой войны, который вышел 22 июня 1941 года от западной границы СССР и дошел до глубокого тыла без единой потери.

ИСТОЧНИК KP.RU

Страницы истории: 22 июня 1941 г. Спасители детей из пионерлагеря в Друскининкай

Страницы истории: 22 июня 1941 г. Спасители детей из пионерлагеря в Друскининкай

Когда нацистская Германия напала на СССР,  у детей в Литве были летние каникулы. Немало ребят находилось тогда в пионерских лагерях в Паланге, Качергине и  Друскининкай.

Летом 1941 г. Стасис Свидерскис (1920 г.р. – 2011) был назначен комендантом пионерского лагеря Друскининкай. В лагере находилось около 150-ти детей, 70 из которых – евреи.

На фото: С. Свидерскис, признанный Яд-Вашем Праведником Народов мира в 1997 г. В том же году тогдашний президент Литвы А. Бразаускас наградил его Крестом спасения погибающих.  Старший брат Стасиса – Алфонсас Свидерскис спасал евреев из Каунасского гетто. Яд Вашем присвоил ему титул Праведника Народов мира в 1980 году.

22 июня 1941 г. С. Свидерскис, не раздумывая, собрал всех детей для эвакуации вглубь СССР. Ему удалось посадить детей в поезд, который направлялся через Вильнюс на восток. Несмотря на множество опасностей, С. Свидерскису удалось вывезти всех детей с оккупированной нацистами территории. Таким образом, он спас жизни еврейским детям. 6 октября 1997 г. Яд Вашем признал С. Свидерскиса Праведником Народов мира. Израильский Национальный мемориал Катастрофы и Героизма также опубликовал список спасенных детей.

Дети в лагерь в Друскининкай начали собираться в начале июня 1941 г. В субботу, 21 июня, ребята готовились к церемонии открытия лагеря. Хозяйки хлопотали над праздничным ужином. Анеле Зутките в 16-нем возрасте была пионервожатой, ей доверили отряд семилеток. Предлагаем вашему вниманию воспоминания Анеле Зутките-Шалашявичене, которые сохранили ее сыновья. Вместе с Анеле в лагере пионервожатой была и Мария Элзбецинскайте-Струмскене.

Еврейская община Литвы просит помочь всех, кто знает, где живут дети и внуки Марии Элзбецкайте-Струмскене (известно, что она из Мариямполе): communications@lzb.lt

Рано утром 22 июня 1941 г. Анеле разбудил гул самолетов. Она вскочила с кровати, оделась и быстро побежала к коменданту пионерлагеря Стасису Свидерскису. Она сообщила ему о начале войны. А он решил эвакуировать детей на восток СССР.

Детей разбудили. Они не плакали, только стояли с серьезными лицами. Анеле и другие пионервожатые стали готовить детей к эвакуации. Малыши взяли продуктов, вещей и одежды столько, сколько смогли унести. Подопечные Анели с тяжелыми рюкзаками шли нога в ногу.

«Своих мамочек, наверное, больше не увидим», – сказала одна девочка.

К вечеру прибыл поезд, всех детей посадили в него. Через Вильнюс, подвергавшийся бомбардировкам, поезд отправился в сторону Минска. Прибыв в столицу Белоруссии, пассажиры увидели, что город горит.

За Минском немецкие самолеты заметили эшелон и стали его бомбить. К счастью, машинист был бесстрашным человеком, настоящим виртуозом. Управляемый им поезд творил чудеса: то мчался на большой скорости, то останавливался в лесу, избегая таким образом бомб. В лесу дети выбегали из поезда и прятались под деревьями.

Регинуте, переболевшая полиомиелитом, с трудом ходила. Анеле брала ее на руки и бежала в лес, дети за ней словно цыплята, – писала в своих воспоминаниях А. Зутките-Шалашявичене.

Однажды маленькая Мира прижалась к ней и сказала: «Будь нашей мамой». «Хорошо, хорошо», – ответила она, смахивая слезу. Пересчитав детей, вновь возвращалась с ними в обстрелянные вагоны.

В поезде было жарко, воды не хватало, негде было мыться. Дети стали болеть. Пришлось остановиться и оставить больных в больнице Тулы. Анеле успокаивала детишек, уверяя их, что, как только им станет лучше, они вновь будут все вместе. И, действительно, выздоровевшие дети были привезены в Детский дом, который располагался в селе Дебёсы.

Анеле, как могла, старалась облегчить тяжелую поездку: одного обнимет, другому расскажет интересную историю, третьему споет.

Так за две недели дети добрались до Урала. Остановились в Удмуртии, в городе Сарапуле. Детей здесь уже ждали, встретили, вымоли, напоили молоком. Началась жизнь на новом месте. Несмотря на то, что с продуктами было тяжело, местные жители старались, чтобы на детях это не отражалось.

На фото: пионервожатые Анеле Зутките-Шалашявичене из Биржай (справа) и Мария Элзбецинскайте-Стрмскене из Мариямполе

В октябре детей перевели в Шарканскую школу-интернат, позже – в Дебёсы, где уже жили дети из Палангского пионерлагеря.

В 1944 г. после освобождения Литвы, в августе, ребята вернулись на родину.

На фото: На месте бывшего пионерлагеря в Друскининкай сейчас находится здание Биржа труда.

Список спасенных детей:

Клермантайте Сара, Веселите Барон, Каген Блюма, Эпштейн Давид, Левинайте Соня, Берштейнайте Сара, Меркелите Хана, Стрелицайте Мира, Гарб Шифра, Арановски Моше, Арановски Эля, Березнитцки Миша, Шварц, Янка Гафанович, Рейзале Гафанович, Хенах Боер, Иосиф Боер, Фейга Бински, Гирш Гражутис, Ицхак Вижански, Абрам Кучевски, Реувен Милев, Хаим Арш, Миля Голдштейн, Эля Берман, Хана, Шаркевич, Бунке Бинскис, Элла Бронштейнайте, Лея Митникайте, Сара Митникайте, Песя Познерите, Познерис (имя неизвестно), Малке Голдманайте, Мейлахас Голдманас, Чесна Захария, Захар Курляндчикас, Хаимас, Хая Горунайте, Лея Шерайте, Сара Калманайте, Хеся Хорозельските, Виленцкис (имя неизвестно), Сара Сандлерайте, Соня Левинайте, Пера Щубайте, Соня Годелите, Хана Вайнерите, Блюма Кублицайте, Мейер Кублица, Мира Каламанавичюте, Ицхак Базель, Шая Менде, Хая Карабанов.

Материал подготовили Илона Рукене и Гершонас Тайцас

 

В Вильнюсе открыта мемориальная доска в честь знаменитого Института YIVO

В Вильнюсе открыта мемориальная доска в честь знаменитого Института YIVO

В Вильнюсе установили памятный знак в честь YIVO – Еврейского научно-исследовательского Института.

Мемориальная доска открыта на месте, на котором с 1933 по 1940 г.г. располагалось здание Института – ул. Вивульскё, 18.

Инициаторы – Министерство иностранных дел Литвы и Еврейская община (литваков) Литвы. В церемонии открытия приняли участие глава внешнеполитического ведомства Литвы Линас Линкявичюс, министр культуры Литвы Миндаугас Кветкаускас, мэр столицы Ремигиюс Шимашюс, заместитель председателя ЕОЛ, профессор Леонидас Мельникас, руководство YIVO – исполнительный директор Джонатан Брент и представитель Совета директоров Института Айрин Плетка, бывшая узница Вильнюсского гетто и участница партизанского движения против нацистов Фаня Бранцовская, зарубежные дипломаты, общественность Вильнюса.

На фото: автор мемориальной доски – архитектор, дизайнер Виктория Сидерайте-Алон (первая справа).

«Мемориальная доска – знак нашего глубокого уважения. Здесь располагался Институт, имевший огромное значения для евреев всего мира. С этой научной организацией была связана жизнь и деятельность многих выдающихся еврейских ученых», – сказал министр иностранных дел Литвы.

Заместитель председателя Еврейской общины Литвы, профессор Л. Мельникас напомнил, что в Вильнюсе звучал идиш не одно столетие. «Еще несколько десятилетий назад идиш звучал по всей Литве. Сейчас мы слышим его все реже. Отрадно, что Институт YIVO успешно продолжает свою работу в Нью-Йорке. Эта мемориальная доска в честь YIVO напоминает нам о богатейшей истории евреев Литвы и Польши. Выдающиеся личности, которые учредили и работали в этом Институте, погибли во время Холокоста. Но жива память о них, память об Институте. И это еще раз доказывает, что слово непобедимо», – сказал проф. Л. Мельникас.

Министр культуры М. Кветкаускас во время церемонии говорил на нескольких языках, в том числе и на идиш: литературовед по образованию, поэт и переводчик, он изучал идиш в Оксфорде, кроме того, в изучении идиша ему помогала ныне покойная известный знаток идишистской литературы и культуры, бывшая заведующая отделом иудаики Национальной библиотеки им. Мартинаса Мажвидаса Эсфирь Брамсон-Альпернене. В своей речи М. Кветкаускас отметил, что идиш и идишисткая культура – наше общее наследие, которое следует бережно хранить.

Для представителя Совета директоров Института YIVO Айрин Плетка участие в открытии мемориальной доски было очень волнительно. Айрин родилась в Шанхае, ее родители остались живы благодаря «визам жизни» японского консула Чиюне Сугихары. А. Плетка – учредитель и председатель Фонда Кронхила Плетка, который занимается сохранением и развитием языка идиш, поддержкой еврейской культуры, возрождением еврейских общин в Европе. Она отметила, что языку идиш ее учил сын одного из учредителей Института YIVO – А. Железников. «Мы являемся свидетелями исторического события. YIVO возвращается в Вильнюс», – сказала А. Плетка.

На фото: исполнительный директор Института YIVO Дж. Брент

YIVO или Исследовательский институт идиша (ייִוואָ, акроним от ייִדישער וויסנשאַפֿטלעכער אינסטיטוט — йидишер висншафтлэхер институт, Еврейский научный институт) — научно-исследовательский институт языка идиш. Основанный в 1925 году в Вильно, в дальнейшем действовал в Польше, с 1940 года находится в Нью-Йорке, США. Институт обладает значительным собранием лексикографических, орфографических и других письменных материалов языка идиш, что делает его регулирующим институтом этого языка. Несмотря на то что институт сегодня называется Institute for Jewish Research, он по-прежнему известен своей старой аббревиатурой.

История:

В августе 1925 года литературовед Нохем Штиф организовал институт, целью которого являлась пропаганда идиша как одного из элементов еврейского национального движения. Нохем Штиф считал, что идиш должен был противостоять мессианскому ивриту, политике русской и польской ассимиляции. В работе по формированию института также приняли участие историк Илья Чериковер, филолог Макс Вайнрайх.

Институт был основан в Берлине, но его главный офис находился в Вильно. Через некоторое время отделения института возникли в городах Берлине, Варшаве и Нью-Йорке.

В институте действовали несколько отделов:

  • Исторический отделинститута возглавлял Илья Чериковер. Исторический отдел объединял историков Семёна Дубнова, Якоба Шацкого, Саула Гинсбурга, Абрахама Менеса.
  • Психологическо-образовательный отделвозглавлял Лейбуш Лерер; в этом же отделе работали Авром Голомб, Х. Касдан и А. Робак.
  • Экономическо-демографическим отделомуправлял Яков Лещинский; в этом отделе работали Лейбман Херш, Бен-Адир, Мойше Шалит.
  • Отделом языка и литературыуправлял Макс Вайнрайх, в подчинении которого находились Й. Коган, Александер Гаркави, Зелик Калманович, Шмуэл Нигер, Ноах Прилуцкий и Залман Рейзен.

Времена Второй мировой войны

Во время Второй мировой войны американский филиал Института взял на себя функции центрального отделения (1940). ИВО была единственной европейской еврейской организацией, сумевшей перевести свою деятельность в США.

После немецкого вторжения в Вильно нацисты основали центр сортировки награбленного еврейского имущества в здании ИВО в марте 1942.

Они заставили сотрудников ИВО выбрать наиболее ценные вещи, которые будут направлены в Германию, и уничтожили остальное – более 100 тыс. томов и огромное количество архивных материалов. Многие материалы узники Вильнюсского гетто спрятали.

Послевоенный период

Некоторым ведущим учёным YIVO удалось выбраться из Европы и попасть в США, где они продолжили работу в институте.

Остатки библиотеки, вывезенные в Германию, были с помощью американской армии найдены и возвращены в нью-йоркский центр YIVO после войны. Туда же поступило около 5 тыс. ценных архивных документов и редких книг, спасенных узниками Виленского гетто.

В Нью-Йорке под руководством М. Вайнрайха была налажена работа по подготовке нового поколения ученых и были вновь созданы библиотека, насчитывающая более 385 тыс. книг и периодических изданий на 12 основных языках, и архив (более 24 млн. единиц хранения).

В библиотеке – уникальная Виленская коллекция из 40 тысяч томов и 25 тысяч раввинистических трудов, старейшие из которых – XVI века. В фондах библиотеки особенно много документов по

  • еврейской истории, культуре и религии в Восточной Европе;
  • периоду Холокоста;
  • опыту иммиграции в Соединенные Штаты;
  • антисемитизму и
  • продолжающемуся влиянию ашкеназской еврейской культуры сегодня.

В архиве содержатся письма, рукописи, более 200,000 фотографий, более 400 видео и кинофильмов, крупнейшая в мире коллекция восточноевропейских еврейских звукозаписей, 50,000 плакатов – документов о еврейской жизни от 1900-х годов по настоящее время, произведения искусства и артефакты. Это крупнейшая в мире коллекция материалов на идише.

Институт также имеет:

  • тысячи рукописей очевидцев, переживших Холокости перемещенных лиц;
  • общественные записи и документы из гетто Варшавы, Лодзии Вильнюса;
  • более 750 мемориальных книги из еврейских общин в Польше и соседних стран;
  • записи ранних иммигрантов об оказании помощи и спасательных организациях;
  • автобиографии сотен американских еврейских иммигрантов;
  • архивы и библиотека Бунда, отражающие путь этого еврейского рабочего движения с момента его создания в Вильнов 1897 году;
  • самую обширная в мире коллекция идишской музыки и театра.

В 1955 г. YIVO переехал в здание на углу 86-й улицы и Пятой авеню и изменил свое английское название на YIVO Institute for Jewish Research (ИВО Институт еврейских исследований).

В 1968 г. был создан Центр высших исследований М. Вайнрайха с межуниверситетскими курсами и семинарами по фольклору и литературе на идише и языку идиш. Там проводятся курсы дополнительного образования, преподают язык идиш, готовят публикации. Центр распределяет гранты на научные исследования. Там можно получить академическую степень.

YIVO издает книги и периодику: «YIVO-блетер» (с 1931 г.), «Идише шпрах» (с 1941 г.), «Иедиес фун YIVO» (с 1929 г.; с 1940 г. также на английском языке) и «YIVO-ежегодник еврейских общественных наук» (YIVO Annual of Jewish Social Studies, с 1946 г.; английский язык).

YIVO сохраняет манускрипты, редкие книги и другие письменные источники на языке идиш. Библиотека насчитывает около 385 тысяч экземпляров книг, изданных с XVI века и до нашего времени. Архив института насчитывает около 24 миллионов документов. Вместе они составляют крупнейшее собрание материалов по истории еврейства Центральной, Восточной Европы и еврейской эмиграции в Западном полушарии.

Каждый год в библиотеке и архивах YIVO работают более 4000 человек.

С 1953 г. под эгидой YIVO началась работа над 12-томным изданием «Гройсер вертербух фун дер идишер шпрах» («Большой словарь языка идиш» тт. 1–4, 1961–80), которая с 1971 г. ведется в Иерусалиме.

Одним из проектов YIVO было создание Энциклопедии евреев Восточной Европы. Существует также её сетевой вариант в интернете.

После распада СССР стало известно, что часть довоенных материалов YIVO сохранилась в Вильнюсе. Их передали в Нью-Йорк на копирование, проведённое в 1995-96 гг. Совместно с Еврейской теологической семинарией YIVO помогла наладить научные исследования по иудаике в Москве, а затем и в разных странах бывшего СССР.

Вместе с Еврейской теологической семинарии Америки и Российского государственного гуманитарного университета в Москве, YIVO создал первую программу иудаики в странах бывшего Советского Союза.

В 1994 году в здании еврейских организаций в Буэнос-Айресе террористы устроили взрыв. Среди прочих, пострадало и местное отделение YIVO, работавшее со времени Второй мировой войны. Сотрудники нью-йоркского отделения выехали на место, чтобы оценить масштабы ущерба и подготовить план помощи.

В 1990-е годы было выпущено много фундаментальных изданий, работа над которыми началась ещё в 1950-е. Среди них Атлас ашкеназского еврейства (1992). В 1990 году выпущен полный каталог библиотеки, а в 1998 – руководство по архиву.

В 1999 году Институт переместился в Центр еврейской истории на 16-й улице.

Институт считает своей задачей сохранение, изучение и преподавание культурной истории еврейской жизни в Восточной Европе, Германии и России. Его образовательные и научно-популярные программы сосредоточены на всех аспектах этой тысячелетней истории и её продолжающемся влиянии в Америке.

 

Еврейскую общину Литвы посетил президент Йельского университета П. Саловей

Еврейскую общину Литвы посетил президент Йельского университета П. Саловей

21 июня Еврейскую общину (литваков) Литвы посетил президент престижного американского Йельского университета Питер Саловей.

П. Саловей является потомком известной литвакской династии раввинов, последователей Виленского Гаона – Соловейчик. Один из его родственников – еврейский общественный и политический деятель, сионист, публицист либерально-иудаистского направления, библеист, историк и педагог, член Учредительного Сейма Литвы, прилагавший усилия на Парижской мирной конференции по поводу  признания Литвы, а позже ставший министром без портфеля по еврейским делам Литовской Республики, Макс Соловейчик.

П. Саловей является автором десятка книг и более сотни статей, посвященных исследованию проблем эмоций и поведению. Совместно с профессором Университета Нью-Гэмпшира Джоном Д. Майером и Дэвидом Карузо (из Йельского университета) разработал теорию «Эмоционального интеллекта».  Эмоциональный интеллект – одно из самых популярных понятий последних десятилетий. Эксперты Всемирного экономического форума внести его в топ 10-ти наиболее важных навыков в 2020 г.

Во время визита ЕОЛ П. Саловей интересовался нынешней жизнью общины, важнейшими инициативами 2020 г. – года Виленского Гаона и истории литваков, а также возможностями сохранения языка идиш и идишистской культуры.

Представители ЕОЛ познакомили гостя с планами общины продолжать организовывать программу летних курсов по изучению языка идиш, которую ранее проводил Вильнюсский Идиш Институт, с наследием Вильнюсской Большой синагоги, а также с проблемными аспектами на пути восстановления исторической справедливости: недостаток политической и гражданской сознательности при увековечении памяти участников и идеологов Холокоста.

 

Мемориал жертвам Холокоста в лесу Пакампонис

Мемориал жертвам Холокоста в лесу Пакампонис

16 июня в Биржай, на месте массового расстрела евреев в лесу Пакампонис, был открыт мемориал памяти жертв Холокоста.

В церемонии открытия памятника приняли участие парламентарии, дипломаты, представители самоуправлений, более 50-ти литваков из разных стран мира, а также молодежь и общественность Биржай.

Еврейскую общины Литвы представлял член Совета, председатель Паневежской еврейской общины Геннадий Кофман. Он вручил мэру Биржайского района Витасу Ярецкасу благодарственное письмо.

В открытии мемориала участвовали и гости Паневежской еврейской общины из Изариля – София и Михаил Табакины. Предки Софии – выходцы из Паневежиса, Шяуляй и Биржай. В лесу Пакампонис были расстреляны и ее родственники.

Выставка, посвященная Каунасской “Слободке” открыта в архиве Каунаса

Выставка, посвященная Каунасской “Слободке” открыта в архиве Каунаса

11 июня Каунасский региональный государственный архив отметил Международный день архива. В рамках этого дня была открыта выставка «История Каунасских предместий. Вилиямполе – от усадьбы до города».

Представляя экспозицию, директор архива Гинтарас Дручкус отметил, что эта выставка – первая из нового цикла, посвященного предместьям Каунаса.

С историей Вилиямполе (Слободки) собравшихся познакомили старший специалист архива и куратор выставки Нийоле Амбрашкене, заведующая отделом Виталия Гирчите, библиограф Каунасской публичной библиотеки Миндаугас Балкус, общественный деятель Раймундас Каминскас, председатель Каунасской еврейской общины (КЕО) Герцас Жакас, член КЕО Михаил Душкес и др.

В Биржай открыли Мемориал жертвам Холокоста

В Биржай открыли Мемориал жертвам Холокоста

16 июня в Биржай был открыт мемориал жертвам Холокоста.

Церемония началась с чествования Праведников народов Мира из Биржай– тех, кто, рискуя жизнью, спасал евреев от неминуемой смерти: были высажены деревца памяти.

Затем участники памятного мероприятия маршем прошли к месту массового уничтожения евреев в лесу Пакампонис. Здесь был открыт новый мемориал с 500-ми именами жертв Холокоста.

 

В лесу Пакампонис в 1941 г. были расстреляны 2 тысячи 400 человек, из них 900 – дети.

Автор Мемориала – французский архитектор Жозеф Рабе, его предки – выходцы из Биржай, а часть родственников были расстреляны в этом лесу.

Инициаторы увековечения памяти евреев Биржай – Абель и Гленда Левитт из Израиля – обладатели высшей награды нашей страны – «Звезды литовской дипломатии». Мемориал установлен на частные средства литваков – выходцев из Биржай.

В мероприятии приняли участие руководство Биржайского района, представители Министерства иностранных дел Литвы, посол Израиля в Литве Амир Маймон, представители дипкорпуса, литваки из ЮАР, США, Великобритании, Израиля, Франции и других стран.

Памятная церемония организована Обществом еврейской культуры и истории Биржай, районное самоуправление Биржай, краеведческий музей „Sėla“. Партнеры: посольство Израиля в Литве, МИД Литвы, Международная комиссия по оценке преступлений двух оккупационных режимов в Литве

 

 

Приглашаем на открытие мемориальной доски Институту YIVO

Приглашаем на открытие мемориальной доски Институту YIVO

Дорогие друзья,

Министерство иностранных дел Литвы и Еврейская община (литваков) Литвы

приглашает  вас

20 июня, в четверг, в 15.00

На церемонию открытия мемориальной доски YIVO – научно-исследовательскому институту языка идиш (ул. Вивульскё, 18).

В церемонии примут участие:

Вице-председатель совета директоров YIVO Ирен Плетка

Директор Института YIVO Джонатан Брент

YIVO или Исследовательский институт идиша (ייִוואָ, акроним от ייִדישער וויסנשאַפֿטלעכער אינסטיטוט — йидишер висншафтлэхер институт, Еврейский научный институт) — научно-исследовательский институт языка идиш. Основанный в 1925 году в Вильно, в дальнейшем действовал в Польше, с 1940 года находится в Нью-Йорке, США. Институт обладает значительным собранием лексикографических, орфографических и других письменных материалов языка идиш, что делает его регулирующим институтом этого языка. Несмотря на то что институт сегодня называется Institute for Jewish Research, он по-прежнему известен своей старой аббревиатурой.

История:

В августе 1925 года литературовед Нохем Штиф организовал институт, целью которого являлась пропаганда идиша как одного из элементов еврейского национального движения. Нохем Штиф считал, что идиш должен был противостоять мессианскому ивриту, политике русской и польской ассимиляции. В работе по формированию института также приняли участие историк Илья Чериковер, филолог Макс Вайнрайх.

Институт был основан в Берлине, но его главный офис находился в Вильно. Через некоторое время отделения института возникли в городах Берлине, Варшаве и Нью-Йорке.

В институте действовали несколько отделов:

  • Исторический отдел института возглавлял Илья Чериковер. Исторический отдел объединял историков Семёна Дубнова, Якоба Шацкого, Саула Гинсбурга, Абрахама Менеса.
  • Психологическо-образовательный отдел возглавлял Лейбуш Лерер; в этом же отделе работали Авром Голомб, Х. Касдан и А. Робак.
  • Экономическо-демографическим отделом управлял Яков Лещинский; в этом отделе работали Лейбман Херш, Бен-Адир, Мойше Шалит.
  • Отделом языка и литературы управлял Макс Вайнрайх, в подчинении которого находились Й. Коган, Александер Гаркави, Зелик Калманович, Шмуэл Нигер, Ноах Прилуцкий и Залман Рейзен.

Времена Второй мировой войны

Во время Второй мировой войны американский филиал Института взял на себя функции центрального отделения (1940). ИВО была единственной европейской еврейской организацией, сумевшей перевести свою деятельность в США.

После немецкого вторжения в Вильно нацисты основали центр сортировки награбленного еврейского имущества в здании ИВО в марте 1942.

Они заставили сотрудников ИВО выбрать наиболее ценные вещи, которые будут направлены в Германию, и уничтожили остальное – более 100 тыс. томов и огромное количество архивных материалов. Многие материалы узники Вильнюсского гетто спрятали.

Послевоенный период

Некоторым ведущим учёным YIVO удалось выбраться из Европы и попасть в США, где они продолжили работу в институте.

Остатки библиотеки, вывезенные в Германию, были с помощью американской армии найдены и возвращены в нью-йоркский центр YIVO после войны. Туда же поступило около 5 тыс. ценных архивных документов и редких книг, спасенных узниками Виленского гетто.

В Нью-Йорке под руководством М. Вайнрайха была налажена работа по подготовке нового поколения ученых и были вновь созданы библиотека, насчитывающая более 385 тыс. книг и периодических изданий на 12 основных языках, и архив (более 24 млн. единиц хранения).

В библиотеке – уникальная Виленская коллекция из 40 тысяч томов и 25 тысяч раввинистических трудов, старейшие из которых – XVI века. В фондах библиотеки особенно много документов по

  • еврейской истории, культуре и религии в Восточной Европе;
  • периоду Холокоста;
  • опыту иммиграции в Соединенные Штаты;
  • антисемитизму и
  • продолжающемуся влиянию ашкеназской еврейской культуры сегодня.

В архиве содержатся письма, рукописи, более 200,000 фотографий, более 400 видео и кинофильмов, крупнейшая в мире коллекция восточноевропейских еврейских звукозаписей, 50,000 плакатов – документов о еврейской жизни от 1900-х годов по настоящее время, произведения искусства и артефакты. Это крупнейшая в мире коллекция материалов на идише.

Институт также имеет:

  • тысячи рукописей очевидцев, переживших Холокости перемещенных лиц;
  • общественные записи и документы из гетто Варшавы, Лодзии Вильнюса;
  • более 750 мемориальных книги из еврейских общин в Польше и соседних стран;
  • записи ранних иммигрантов об оказании помощи и спасательных организациях;
  • автобиографии сотен американских еврейских иммигрантов;
  • архивы и библиотека Бунда, отражающие путь этого еврейского рабочего движения с момента его создания в Вильнов 1897 году;
  • самую обширная в мире коллекция идишской музыки и театра.

В 1955 г. YIVO переехал в здание на углу 86-й улицы и Пятой авеню и изменил свое английское название на YIVO Institute for Jewish Research (ИВО Институт еврейских исследований).

В 1968 г. был создан Центр высших исследований М. Вайнрайха с межуниверситетскими курсами и семинарами по фольклору и литературе на идише и языку идиш. Там проводятся курсы дополнительного образования, преподают язык идиш, готовят публикации. Центр распределяет гранты на научные исследования. Там можно получить академическую степень.

YIVO издает книги и периодику: «YIVO-блетер» (с 1931 г.), «Идише шпрах» (с 1941 г.), «Иедиес фун YIVO» (с 1929 г.; с 1940 г. также на английском языке) и «YIVO-ежегодник еврейских общественных наук» (YIVO Annual of Jewish Social Studies, с 1946 г.; английский язык).

YIVO сохраняет манускрипты, редкие книги и другие письменные источники на языке идиш. Библиотека насчитывает около 385 тысяч экземпляров книг, изданных с XVI века и до нашего времени. Архив института насчитывает около 24 миллионов документов. Вместе они составляют крупнейшее собрание материалов по истории еврейства Центральной, Восточной Европы и еврейской эмиграции в Западном полушарии.

Каждый год в библиотеке и архивах YIVO работают более 4000 человек.

С 1953 г. под эгидой YIVO началась работа над 12-томным изданием «Гройсер вертербух фун дер идишер шпрах» («Большой словарь языка идиш» тт. 1–4, 1961–80), которая с 1971 г. ведется в Иерусалиме.

Одним из проектов YIVO было создание Энциклопедии евреев Восточной Европы. Существует также её сетевой вариант в интернете.

После распада СССР стало известно, что часть довоенных материалов YIVO сохранилась в Вильнюсе. Их передали в Нью-Йорк на копирование, проведённое в 1995-96 гг. Совместно с Еврейской теологической семинарией YIVO помогла наладить научные исследования по иудаике в Москве, а затем и в разных странах бывшего СССР.

Вместе с Еврейской теологической семинарии Америки и Российского государственного гуманитарного университета в Москве, YIVO создал первую программу иудаики в странах бывшего Советского Союза.

В 1994 году в здании еврейских организаций в Буэнос-Айресе террористы устроили взрыв. Среди прочих, пострадало и местное отделение YIVO, работавшее со времени Второй мировой войны. Сотрудники нью-йоркского отделения выехали на место, чтобы оценить масштабы ущерба и подготовить план помощи.

В 1990-е годы было выпущено много фундаментальных изданий, работа над которыми началась ещё в 1950-е. Среди них Атлас ашкеназского еврейства (1992). В 1990 году выпущен полный каталог библиотеки, а в 1998 – руководство по архиву.

В 1999 году Институт переместился в Центр еврейской истории на 16-й улице.

Институт считает своей задачей сохранение, изучение и преподавание культурной истории еврейской жизни в Восточной Европе, Германии и России. Его образовательные и научно-популярные программы сосредоточены на всех аспектах этой тысячелетней истории и её продолжающемся влиянии в Америке.

По материалам EJWiki.org – Академической Вики-энциклопедии по еврейским и израильским темам